Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Иранский диссидент Amil Imani о трагедии Ирана

Опубликовано: 2013-02-24 @ 14:21

 

Иранский диссидент Amil Imani о трагедии Ирана

Amil Imani – иранский писатель, мыслитель, общественный деятель, проживающий в США и выступающий против иранского режима и Закона шариата. В 2010 он был удостоен специальной премии “Спикер Правды” за распространение «ближневосточной Правды».

Он видит свою миссию в том, чтобы громко говорить о нависшей над человечеством непосредственной опасности в виде экспансионистского теократического Ислама. Свидетельствуя об ужасах, которые испытывают люди, порабощенные исламо-фашистами,  Amil Imani  вносит свой вклад в борьбу с этой идеологией притеснения, ненависти и насилия.

Amil Imani  дал несколько интервью. Их можно прочесть на английском языке на сайте

«Остановить исламизацию мира»

http://www.siotw.org/modules/siotw_interviews/item.php?itemid=10

и в живом журнале

http://amilimani.com/2012/07/amil-imani-iranian-dissident/

 

Amil Imani родился в Тегеране, в мусульманской семье, которая поощряла свободомыслие и придерживалась универсальных человеческих идеалов. В результате переворота 1979 года к власти пришел святой аятолла Хомеини, как назвал его Джимми Картер.

Умело манипулируя силами, стремившимися к изменениям, в Иране была введена тоталитарная система правления во главе с примитивной, но сильной и женоненавистнической исламской теократией.

Хомеини и его сторонники, спекулируя на трудностях народных масс, обещая всем им место под солнцем, убивали тысячами лучших людей Ирана, которые выступили против них и против правил созданной ими системы.

Amil Imani повезло: ему удалось не только уехать из Ирана, чтобы  продолжить  свое образование за границей, но и продолжить борьбу против исламской республики Иран и её  правителей. Он, предчувствуя надвигающуюся катастрофу, начал делать всё возможное, чтобы воспрепятствовать разрушению возникшей в Иране демократической системы.

Когда и почему Вы занялись антиисламским движением?

Моя конфронтация с Исламом началась давно, когда я пытался определить свою собственную идентификацию и свой путь в жизни. Тогда во мне столкнулись с исламские верования и методики, с верованиями доисламского периода, которые я лелеял, — это любовь и эгалитаризм моих древних предков.

Исламофобия — это безрассудный страх или предубеждение к Исламу и мусульманам. Действительно ли Вы – иррациональный исламофоб?

Все боязни — по определению, безрассудные страхи. Я не исламофоб, потому что мой «страх» перед Исламом абсолютно рационален. Уход от ядовитой змеи является результатом рационального страха. Не боязнь. Эмоция страха, когда  она используется рационально, имеет огромную ценность. Ключевым пунктом здесь является то, что человек, как и общество в целом, должны основывать свои оценки на фактах. Моя оценка Ислама как опасной разрушительной системы взглядов, сеющей смерть и причиняющей страдание людям, подтверждается бесспорными фактами.

 Вы получали угрозы от мусульман или других людей из-за вашей причастности к антиисламскому движению или из-за Вашей измены исламу?

Да. Но я игнорирую их. Я говорю правду об Исламе. Никоим образом  я не распространяю ложную клевету против Ислама. Сам ислам является лучшим клеветником. Говорить правду всегда рискованно. Я хорошо знаю об этом. Закон шариата предусматривает предоставление шанса любому мусульманину, повернувшемуся спиной к Исламу, вернуться к своей религии. Для нераскаивавшегося отступника мужского пола – смерть,  и пожизненное заключение для отступника женского пола. “Убейте того, кто изменил своей религии. ” —  Сахих аль-Бухари 9:84:57.

Какие аспекты Ислама Вы считаете самыми проблематичными и угрожающими?

Чтобы ответить на этот вопрос надлежащим образом, потребовалось бы написать огромную книгу. Пока же ограничусь несколькими ключевыми словами. Нетерпимость, фатализм, институциализированное рабство, несправедливость, притеснение женщин и немусульман, празднования смерти, неуважение к индивидуализму, отказ от свободы и демократии, вера в теократию Аллаха, представленную корыстным духовенством, которое не испытывает ответственности перед людьми и отвергает все законные формы свободы.

Вы думаете, Израиль — хороший союзник в борьбе против Исламизации?

Да, абсолютно. Теперь, Израиль — суверенное государство, но едва ли оно стало безопаснее от этого. Он окружен странами и народами, которые «заточены» на его разрушение. Это трагично, что Израиль и его соседи оказались не в состоянии найти способ жить бок о бок в мире и взаимном уважении. Я искренне надеюсь, что будут найдены пути мирного решения этого разрушительного конфликта.

Что такое, умеренное мусульманство?

Это — принятие желаемого за действительное со стороны немусульман, которые хотели бы верить, что есть умеренные мусульмане. Быть умеренным мусульманином, значит, отказаться от большой части Корана. Умеренный мусульманин – это тот, кто мусульманином является  только номинально.

Умеренный мусульманин – это не истинный мусульманин. Если человек придерживается Ислама и выполняет его предписания каменного века, тогда он или она мусульманин. Там нет такой вещи, как умеренные мусульмане. Есть, однако, некоторые умеренные люди, которые считают себя мусульманами. Но эти люди не уверены, что они мусульмане. Они находятся в состоянии неопределенности и переживают кризиса личности.

Как Вы видите будущее иммиграционной политики? И что требуется  изменить?

Я всегда полагал, что быть мусульманином и быть американцем – это несовместимо. Мусульманин принадлежит уме. Он лоялен сначала и прежде всего  исламскому мировому правлению, а не  государству, в котором он проживает. Позволяя мусульманам иммигрировать на Запад, мы — приглашаем злейшего врага человечества в наш дом. Поскольку, мусульмане не ассимилируются, они прибывают сюда, чтобы сделать Ислам законодательством страны проживания.

Что Вы рассматриваете как самую большую проблему, когда дело доходит до информирования людей об опасности исламизации?

Самая большая опасность в том, что тебя начинают воспринимать как расиста. Кроме того, возбуждаются даже судебные процессы, и применяются другие формы запугивания со стороны богатых влиятельных мусульманских организаций. Они  препятствуют человеку выступать и говорить правду. В эту же категорию попадают угрозы причинения вреда и даже смерти.

Что Вы говорите людям, называющим Вас расистом или нацистом за то, что Вы выступаете против исламизации?

Они имеют право на свои взгляды. Я хочу, чтобы и они пользовались свободой самовыражения, пока мне и другим позволяют излагать неприкрашенную истинную версию Ислама. Критики Ислама не могут быть расистами.

Вы думаете, господствующие СМИ оказывают влияние на происламские настроения?

Конечно. И получают финансовые выгоды от рекламы, либо испытывают реальный страх перед потерей рекламы, когда рекламодатель, под давлением исламской организации угрожает бойкотировать их продукты.

Мусульмане хотят использовать шариат (мусульманское право). Каким образом это сталкивается с нашей Западной цивилизацией и нашими законами?

Это – ещё одна книга сама по себе. Прочитайте мои письма на моем веб-сайте.  Мусульмане под прикрытием религии посягают на права других и не только в исламских странах, но и в большинстве стран немусульманского мира. Акты религиозной догматической дикости мусульман, получившие название исламофашизма, стали угрожать разрушением свободных светских обществ в немусульманских демократических государствах.

Проживая в Америке, что Вы можете сказать о продолжающейся исламизации страны?

Исламизм так же опасна как гитлеризм, и ещё опаснее и хуже, чем коммунизм. Поскольку все больше мусульман прибывает в неисламские страны, обладая высокими детородными способностями, они превращают коренное население в меньшинство. Используя поток нефтедолларов, создавая крупные фонды, мусульмане, приобретая всё больше власти, вскоре окажутся способными  подорвать демократические устои. Они создают потворствующих им политиков, ослепленных сиюминутным личным интересом и эгоизмом; преподавателей, добивающихся внимания к себе со стороны благотворительных фондов; полезных слабоумных либералов, которые становятся невольными покровителями умаизма.

Действительно ли Ислам — религия мира?

Нет, она никогда не была религией мира. Мы должны потребовать, чтобы политики, исламские апологеты и проплаченные СМИ не злоупотребляли свободой, распространяя  ложь об Исламе. Когда все эти люди изображают Ислам как религию мира, они лгут. Просто бросьте беглый взгляд на историю Ислама, а  так же на то, что происходит сегодня в исламских странах. Ислам — это не религия мира, и никогда ею не была. Ислам – это сильный, репрессивный, расистский, и иррациональный в своей основе механизм. Это — предательство людей, когда представляют его как-то иначе. Люди поступают так либо от невежества, или из корыстных соображений.

Многие аналитики ожидали, что «арабская весна» перенесется на Иран. Почему мы не увидели массовых протестов в Иране, подобных тем, которые были в 2009 году?

Фактически массовое движение 2009 года миллионов иранцев, вызванное мошенническим переизбранием Махмуда  Ахмадинежада президентом исламской республики Иран, вдохновило , так называемую, «арабскую Весну». Ответом режима стал ряд трусливых мер, типичных для диктатур. Люди были избиты, огромное  число -  арестованы, некоторые были застрелены на улицах, другие были изнасилованы и убиты в тюрьмах Ирана.

А мир просто смотрел на это. Администрация Обамы не только не высказалась в поддержку людей, она воспринимала происходящее в Иране, как своего рода семейную ссору, в которую лучше всего не вмешиваться, и предоставить самим иранцам её улаживать. Хороша семейная вражда, когда одна половина «семьи»  вооружила до зубов легионы дикарей, создав «Революционную Охрану», а другая сторона «семьи» — беззащитное гражданское население. Исламские правители не экономили средства для тотального глушения голосов людей. Ни одна страна не оказала даже моральной поддержки иранскому народу, когда дикие муллы и их головорезы безнаказанно вершили террор.

По сей день тысячи иранских оппозиционеров томятся в тюрьмах по решениям исламских судов. Несмотря на пытки, насилия и убийства, иранцы различными методами продолжают борьбу против исламской теократии. К оппозиционным силам присоединяются все больше участников, создаются сети, с использованием Интернета успешно поддерживается в соотечественниках уверенность в крахе исламской республики, навязанной группой мулл.

Среди людей Ближнего Востока мы видим, с одной стороны,  таких экстремистов, как Братья-Мусульмане и салафиты, поднимающихся с политическими лозунгами. С другой стороны, есть сведения о том, что как пожар распространяются атеистические, агностицистские и евангелистские настроения.  А какие тенденции видите Вы?

Всегда благоразумно дополнительно к  нашей проницательности располагать ещё и фактами, нравятся   они нам или нет. Я ситуацию на Ближнем Востоке вижу следующим образом.  Две главные силы участвуют в игре: исламизм, в самом широком смысле, который сейчас на подъёме, главным образом, из-за неудовлетворенности широких масс людей из низших классов своим тяжелым положением. Исламизм многими из них воспринимается как путь к мечте об идеальном порядке. Ислам дает простые ответы, которые привлекают легковерных людей.

Параллельно с подъёмом Исламизма, всё больше людей, в основном, более образованных и более богатых,  привлекает  к себе атеизм, либо неисламские религиозные течения. Между этими двумя антагонистическими частями общества возникают столкновения.

Ярким примером такого раскола общества может служить  современный  Египет. Исламистский кандидат Мурси выиграл там президентские выборы с очень небольшим перевесом, главным образом,  потому что подавляющее большинство египтян – несчастные, бедные, малограмотные и религиозные фанатики. Командный состав армии, —  выходцы из среднего класса, которые лучше образованы,  - в большинстве своем являются твердыми антиисламистами. Та сторона, которая победит,  и будет преобладать в исламском мире, включая Ближний Восток.

Каким образом разрешится это столкновение, вряд ли кому известно. Свободный мир, Запад, может сыграть ключевую  роль в решении конфликта. Это может быть сделано, за счет поддержки атеистов, когда они воздерживаются  от традиционной эксплуатации ближневосточных ресурсов, поддержки диктаторов,  игнорируя законные стремления людей. Примером, позорного уклонение от ответственности может служить бездушный ответ Обамы на восстание иранских атеистов в 2009 году. Иран был на острие выступления, способного переломить ситуацию противоборства с Исламизмом, а Обама предоставил путь выживания для мулл, даже устно не выразив поддержки восставшим.

Почему иранская оппозиция так расколота? Им всем угрожает режим, а общий фронт не создан.

Иранская оппозиция представляет весь спектр демократии. Оппозиция не монолитна. Кроме того, режим пытается жестоко расправиться с любой оппозиционной группой ещё задолго до того, как она сможет организоваться в жизнеспособное предприятие, представляющее собою существенную силу. Аресты, содержание в ужасающих условиях, пытки — инструменты политики исламистов, которую поддерживает от 10%  до 20% вооруженного населения страны.

Как сказалось бы на иранской оппозиции вычеркивание из списка террористических организаций исламистско-марксистской бригады MEK?

МЕК имеет  практически нулевую поддержку среди иранцев, причем, как в самом Иране, так и за границей. Их презирает подавляющее большинство людей за то, что они были исламистами, которые присоединились к Саддаму Хуссейну и воевали против Ирана во время прошлой ирано-иракской войны, став предателями.

Вычеркивание МЕК из списка террористических организаций было бы ещё одним глупым внешне политическим решением администрации Обамы. Если MEK вычеркнут из списка, исламская республика Иран должна будет поблагодарить президента Обаму и госсекретаря Клинтон.  На то есть две причины: во-первых, это презираемая горстка стареющих исламистов, которые только и делают, что лоббируют иностранное правительство и международные организации. Иранский народ отверг их самих и их гибридную коммунистическо-исламистскую идеологию, вменяя им предательство и измену. Во-вторых, бессовестные муллы иранской исламской республики когда-нибудь использовали бы это решение США, чтобы лишний раз изобличить  Соединенные Штаты как «Великого Сатану» и врага Ирана.

 

Опубликовал: Аврутин Марк
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.