Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Либералы за джихад

Опубликовано: 2013-01-28 @ 17:37

 

Дмитрий Радышевский

Либералы за джихад

Левые были за коммунизм с его ГУЛАГом, уравниловкой и цензурой. Сейчас они за исламизм с его джихадом, шариатом и паранджами.

Три тоталитаризма последних ста лет объединились в единой ненависти к консервативной Америке, к христианству и к Израилю: нацисты, коммунисты и исламисты маршируют вместе. Почему к ним присоединились Левые – интеллектуалы и либералы?

Ведь все эти 3 тоталитарных идеологии – и особенно ислам – неприкрыто и радикально анти-либеральны: ислам – ярый противник женского равноправия, гомосексуалистов, свободы слова, политического плюрализма и любого другого проявления либерализма.

Почему же Левые, которые якобы стоят за прогресс, гуманизм и свободу, так рьяно поддерживают исламизм – идеологию регрессивную, жестокую и подавляющую любую свободу, кроме свободы резать «неверных»?

Потому что Левые зачарованы Силой – жестокой, беспринципной, подлой, какой угодно – если эта сила убивает, насилует и подавляет ради провозглашенной высшей Цели, к которой так стремится душа Левых.

Цель эта – всеобщее счастье на земле, равенство и братство, а главное – Единство рода людского: не важно, под какими знаменами – красными или зелеными.

Конечно, Левые предпочли бы, чтобы это Единство было под радужными знаменами геев. Но, несмотря на извращенное понимание вещей, расстановку грубых сил в мире Левые понимают четко и знают, что реальной силой запихнуть человечество в вожделенное единство обладают только хорошо организованные тоталитарные идеологии.

И сила этих идеологий не только в жестокости, в готовности переступить любое страдание ради Цели, но в гарантированной быстроте ее достижения. Левые в вечную жизнь не верят – им нужен результат сейчас. Шалом Ахшав! (Мир Сейчас). Быстрота достижения гарантируется простотой решения: это радикальное разделение человечества на хороших и плохих (пролетариев и буржуев, арийцев и недочеловеков, мусульман и неверных) с немедленным уничтожением плохих и насильственным подчинением каждого индивидуума простым правилам всеобщего счастья – будь то Законы Рейха, Устав КПСС или Шариат.

Поэтому чем мощнее Сила этой идеологии – чем полнее ее Власть и эффективнее ее Система – тем больше обожают ее Левые.

Даже если они сами становятся ее жертвой.

Почему же душа Левых так страстно – так самоубийственно — стремится к этой Цели?

Это не просто жажда победы, это нетерпение Спасения. Спасения с большой буквы – окончательного решения вопроса тяжести земного бытия. На внешнем уровне эта тяжесть — это проклятые вопросы бедности и социальной несправедливости. Только тоталитарные идеологии гарантируют их быстрое решение: братство трудящихся, братство мусульман, устранение бремени конкуренции – для процветания и карьерного роста необходимо соревноваться лишь в ненависти к врагам и верности Партии (Аллаху).

Но есть еще более важный, внутренний уровень, из-за которого Левые так упоенно бросаются в объятия Зла. Это – надежда на окончательное решение вопроса греха, который томит Левых больше, чем любого доминиканца.

Левые – не религиозны и существование души в большинстве своем отрицают, но душа у них есть, как у всех людей, и душа эта томится – и тем сильнее, чем упорней отрицается ее вечность (ведь если скоро конец, то надо спешить!) – по святости бытия, по прекращению неудовлетворенности, по прекращению чувства вины.

Ощущение греховности есть у всех людей – это подаренная Богом совесть – встроенный в человека определитель добра и зла, моральности или аморальности его поступков, инструмент духовного роста и освобождения. Понятие это в западную культуру принесли евреи и они же принесли инструкцию по успокоению этой самой совести – изучение воли Божьей и подчинение ей. Христиане внесли в инструкцию свои вариации, но общая парадигма, существование Абсолюта, который является идеалом и мерилом жизни человеческой, осталась неизменной.

Однако свободный разум европейца, восстав в эпоху Просвещения против «диктата Бога», решил срезать угол к святости, блаженству и успокоению совести – он изобрел собственную, более «эффективную», религию – гуманизм – где мерилом всего стал сам человек и его свободный разум… извилины которого немедленно превратились в змея-искусителя. Потому что идеалом стала не полнота и не сложность взаимосвязанных мириадами нитей миров, видимого и невидимого, постижение которых и есть путь духовного развития человечества, но вырванные из целого и обожествленные частности – «терпимость», «права человека», «солидарность с бедными» и т.п. Ведь по догматам гуманизма эти детали и есть главное, и есть Алтарь (а все остальное – мелочные заповеди иудаизма, пуританская целомудренность христианства – это ненужные финтифлюшки, наподобие «лент из червленой шерсти» в описании Мишкана), а значит культивация главного и даст наикратчайший путь к Цели – к абсолютно гармоничной совести и гармоничному обществу.

Однако терпимость и прочие похвальные способы отношения к ближнему – это лишь детали Храма, может быть чрезвычайно важные, типа золотых шестов к ковчегу завета, но имеющие смысл лишь в гармонии с сотнями других деталей – в гармонии с целым, а не сами по себе. Терпимость и прочие аспекты гуманизма являются святыми и праведными только в сочетании с диктумом: «Ненавидь грех, но люби грешника». Однако свободный разум, отказавшись от Абсолюта, отказался и от абсолютный категорий добра-зла, греха-праведности. Раз все относительно и греха нет (и вообще, кто мы такие, чтобы определять, что есмь «грех»), то надо просто любить грешника вместе с его грехом, надо безусловно и намертво держаться за терпимость и она приведет, куда надо.

В результате к ХХ веку гуманизм лишь запутал и заморочил сознание доброго западного человека, не приблизив его ни на шаг к вожделенной светской святости. Наоборот, терпимость к непохожим начала превращаться в терпимость к нетерпимым, любовь к бедным — в грабеж раскулачивания, права человека – в узаконенный разврат и т.п.

Совесть, принесенная евреями, по-прежнему болела, святости по-прежнему хотелось, но свой путь к ней – светский гуманизм – завел лишь в тупик: выхода из лабиринта не было видно, но еврейский и христианские пути – Галаха, Катехизис и даже не-конфессиональный путь индивидуального диалога с Творцом по-прежнему претили свободному интеллектуалу.

И тут появились те, кто предлагал радикальный короткий путь к миру с совестью и миру во всем мире. Пришли коммунисты и нацисты.

Гитлер так и объявил, что освободит человечество от «вируса совести» и «рака жидовства». Под надзором Компартии и Гестапо было легче жить, чем под всевидящим оком Бога.

Оба пути привели к катастрофе, но отрезвление Левых не продлилось и пятидесяти лет. Исламизм предложил свое – простое и радикальное – решение проблемы страдания и проклятия совести. Живи по нехитрым правилам Шариата, влейся в Умму – и дай покой уму.

При этом Левые, конечно, не признаются себе, что для них невыносима сложность христианского и еврейского способов примирения с совестью и шариат манит своей простотой. Они обманывают себя, побивая себя в грудь и утверждая, что лишь социальная совесть – сострадание к обездоленным и угнетенным (иммигрантам-мусульманам, талибам, палестинцам и т.п.) не дает им молчать. И вправду желание быстро решить социальные проблемы – это мотив, но, как мы показали, мотив не главный.

Главное – чувство провала светского гуманизма, как пути к святости: отсюда – чувство греховности, ощущение собственной порочности и жажда быть наказанным за это и через наказание – очищенным и святым. Поэтому Левые так страстно отдаются исламистам – «убейте — или отымейте — нас, мы это заслужили!» Палками и камнями загоните нас в Рай, сделайте нас святыми насильно, раз у самих нас нет внутренних сил на это…

Да, сложен комплекс Левизны. В нем и гео-политика – со всей арабской нефтью, и социология – с демографией иммигрантов-мусульман и задачкой купить их голоса, и культурология – с засильем социалистов, лунатиков-пацифистов и псевдо-гуманистов в культуре и СМИ. Но еще больше в нем психологии: ядовитой смеси вины, смутной жажды святости и сладострастного желания наказания, с похотливым желанием власти, безнаказанности и триумфа на стороне победителей.

Есть в этом вареве и возможность подросткового психологического реванша — возможности заткнуть пасть всем этим моралистам, учителям, буржуа, евреям, христианам, считающим, что «мы» – извращенцы, богема, эгоисты, метро-сексуалы, старые девы, короче – несерьезные и безответственные члены общества. А вот, мы святее вас: у нас есть audacity for Change *: мы ломаем привычную экономику, мы отбираем деньги у богатых и раздаем бедным, мы рвем глотку ради обездоленных палестинцев и мы эффективнее вас — пока вы нудите, лицемерите, заседаете в своих Парламентах, церквях и синагогах, мы ведем Социальный Протест, Компанию Перемен, Джихад – мы строим царство Божее: здесь и сейчас.

А тут восстановленный Израиль путает всю картину! Быстрое «освобождение» откладывается, т.к. Бог Библии опять выходит на арену и дает зримый, осязаемый знак – с отстроенным Иерусалимом, шестью миллионами евреев и цветущей экономикой – знак того, что к Единству и Спасению мы все равно будем идти по Его плану, записанному в Библии и включающему возрождение Израиля: будем идти медленно и долго, восставая на Его законы, раскаиваясь и принимая их, мучаясь и борясь с совестью… Но может быть Израиль – это мираж, досадное недоразумение, не знак от Бога, а случайность, ошибка ООН, тактическая неудача Садата? Тогда ее нужно исправить!

Нет-нет, это неважно, что официальный Израиль и значительная часть его элиты отрицают какую бы то ни было связь сионистского образования с Богом, наличие какой-тот особой Миссии у этого государства и вообще клянутся в том, что разделяют наши пост-христианские цели. Мы-то знаем, мы нутром чуем, что это опять еврейский заговор – попытка закабалить весь мир моралью их деспотичного Бога, протащить старуху совесть в мировую политику, какая-то новая глава в недописанной, как получается, Библии. Нет, этот план не пройдет!

И левак надевает куфию, выходит жечь израильский флаг, собирает деньги на Газу или садится писать очерк в «Гардиан».

Пожалеем его. Похвалим его за стремление к святости – каким бы извращенным и ложным оно ни было. Постараемся доказать ему – не словами, а делом, что наш путь к Единству и святости – надежнее и вернее, чем его путь. Если бы мы не медлили – в частности, если быстрее освящали Израиль — то искушение их пути – социализма, исламизма, пути Вавилона – было бы слабее… Так что мяч, как всегда, в наших воротах — во вратах Иерусалима.

* — Смелость к Переменам. Слоган избирательной компании Барака Обамы -»Перемены», название его книги — «Смелость надеяться» 

Опубликовал: Радышевский Дмитрий
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.