Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Арабо-израильский конфликт или конфликт цивилизаций

Опубликовано: 2013-01-20 @ 17:47

Аврутин Марк

Арабо-израильский конфликт или конфликт цивилизаций?

 

I. Отношение разных общественных групп к признанию Палестины

II. Ислам воюет против всех

III. Сговор миротворцев с исламом

IV. О масштабах поддержки Палестины

V. Национальные движения

VI. О лидерах национал-демократов

VII. Религиозные движения в поддержку Израиля

VIII. Угроза международной изоляции Израиля

IX. Кампании по делегитимации Израиля

 

            Отношение разных общественных групп к признанию Палестины. Прошедшее голосование в ООН по вопросу о предоставлении государственности Палестине выявило, точнее, подтвердило отношение международного сообщества на правительственном уровне к Израилю. Но, помимо результатов голосования на ГА ООН, в сети появились результаты опросов, которые проводились CNN практически по всем странам мира и Би-би-си  — в 22 странах, преимущественно африканских. Они показали, что симпатии населения всех стран в целом на стороне Израиля.

В опросах приняли участие десятки и сотни тысяч человек по каждой стране. Естественно было бы ожидать, что наивысшей поддержка Израиля будет в стране с наименьшим количеством проживающих в ней мусульман. И, действительно, результаты опроса по Китаю, где процент мусульманского населения минимальный (1,5%), показали, что на стороне Израиля 97,2% населения. Но в России с максимальным среди немусульманских стран количеством проживающих там мусульман (14,6%) в процентном отношении число людей, симпатизирующих Израилю, оказалось на втором месте после Китая (81,5%).

Самой «пропалестинской» оказалась Англия (76,6%), хотя в ней процент мусульманского населения в 4,5 раза ниже, чем в России (3,15%). Совсем незначительно отличается уровень симпатий к палестинцам в Голландии (75,5%). Больше симпатизируют палестинцам, чем израильтянам ещё во Франции (59%) и в Германии (55%). Общий же процент симпатий к Израилю по  всем странам мира, включая страны ислама, составил 53,6%.

Особый интерес представляют христианские государства Африки, которые, в отличие от западноевропейских государств,  вполне отчетливо осознают угрозу, исходящую от ислама, и весьма обеспокоены так называемой «арабской весной». Израиль же они воспринимают как естественного союзника, что подтвердилось во время посещения Либерманом ряда африканских государств.

Эти данные не могут не навести на мысль о том, что мнения, как правительственных организаций ряда стран, так и неправительственных организаций,  и просто отдельных граждан по рассматриваемому вопросу арабо-израильских отношений, как минимум, не совпадают с мнениями лидеров большинства стран и мировой бюрократии. Кроме того, они показывают, насколько неоднородно мировое общественное мнение. Поэтому заявления будто бы «миру надоели евреи» и «мир устал от евреев» являются беспочвенными.

Ну, действительно, как могут свободные, никакими обязательствами не связанные люди обсуждать в качестве кандидатуры на место государства-наблюдателя в ООН искусственно созданный из местных арабов в начале 60-х гг. анклав людей, предводитель которых обещал сделать свою страну, свободной от евреев?

Это притом, что миллионы арабов живут в немусульманских странах, включая Израиль. Это притом,  что отсутствие государственности у 30 миллионов курдов, имеющих тысячелетнюю историю, родной язык и компактную территорию проживания в том же регионе, никого не волнует. Это притом, что Палестина никогда не существовала как самостоятельное образование, а палестинцы -  как национальная общность.

Палестинцы — это арабы, ничем не отличающиеся от иорданцев, сирийцев, ливанцев, иракцев и т.п. Арабы контролируют 99,9 процента земли на Ближнем Востоке. Израиль занимает лишь десятую долю процента всей этой территории. Но арабы хотят все. И это именно то, из-за чего идет война в Израиле. И об этом говорят сами арабы. Вот, например, журналист WorldNetDaily.com Фара Джозеф, христианин арабского происхождения.

А Дмитрий Радышевский пишет «Современные палестинцы недаром зовут себя «фылыстыним». Не являясь потомками древних филистимлян по крови, они являются потомками Голиафа по духу: воскресив не только филистимлянскую ненависть к Израилю, но и древнюю филистимлянскую мерзость человеческих, и особенно детских жертвоприношений: готовя своих младенцев в шахиды на алтарь нового Молоха – Джихада».

Цивилизованный мир, в первую очередь, европейские страны убеждены или пытаются убедить себя в том, что ислам воюет только с евреями в Палестине.  Ни история, ни события последних десятилетий не в состоянии опровергнуть это полностью искаженное видение действительности. Это невольно наводит на мысль о том, что и политиками, и руководством средств массовой информации движет, скорее, не глупость или  некомпетентность при проведении ими антиизраильского курса, а деньги.

5 января 2013 года, в связи с реализацией ноябрьского решения Генассамблеи ООН о признании палестинской государственности с повышением статуса представительства при организации, указом Главы ПНА Махмуда Аббаса Палестинская национальная администрация была официально переименована в «Государство Палестина», сам же Махмуд Аббас стал его первым президентом .

Интересно, как Махмуд Аббас начнет осуществлять провозглашенную им программу «юденфрай»? Пока что Палестинская автономия находится на грани бюджетного краха. Об этом сообщил премьер-министр Палестины Салман Файад. Основными причинами кризиса стали отмена финансовой помощи со стороны арабских государств и прекращение выплат Израилем ежемесячных таможенных сборов в размере 100 млн. долл. после того, как Генеральная Ассамблея ООН косвенно признала государственность Палестины <4 >.

Проведенные нами исследования показали, что ближе всех к пониманию истинного положения находятся национальные  и евангелические движения и партии стран Европы, Америки и России. Говоря о национальных движениях, мы имеем в виду не старых кондовых националистов и патриотов-ретроградов. В последние годы в крайне правом националистическом движении произошел раскол: появился новый национализм, базирующейся на ценностях свободы и прогресса, диаметрально противоположный тому старому национализму.

Создается впечатление, что на фоне процветающего в европейских странах и в США антисемитизма только евангелисты и национал-демократы правильно видят в антисемитизме и антиизраилизме одновременно и катализаторы, и результаты исламизации их стран. В публичных школах Франции, расположенных в предместьях, где не осталось уже практически еврейских учеников, срываются уроки истории, которые считаются не иначе, как «еврейской лживой пропагандой».

Антиеврейские акции в странах Европы достигли уже такого уровня, что ОБСЕ вынуждена была провести международную конференцию  по проблемам нетолерантности, которая состоялась в испанском городе Кордова  8-9 июня 2005 г. В выступлениях участников отмечалось, что антисемитизм проявляет себя и как часть антиамериканизма, и как часть антиглобализма.

Генеральный прокурор Великобритании Майкл Браун сообщил, что за год в Англии было осквернено 17 синагог и еврейских кладбищ. Но при этом он не назвал, сколько уголовных дел возбуждено. Значит, —  ни одного.  Интересно, что должно произойти, чтобы государства, наконец, начали вести борьбу с проявлениями антисемитизма. Об ухудшении общественной обстановки говорила представитель Франции Симона Вейль, отметившая необходимость воспитания толерантности у детей. Откуда же ей взяться, когда детям с раннего возраста говорят о роли евреев в распятии Христа и о страданиях палестинцев под еврейской оккупацией?

Интересная ситуация складывается в Германии, где немцы твердо приняли, что они кругом виноваты – и перед евреями, и перед палестинцами в равной мере. А вот объяснение этого феномена — если бы немцы не пытались окончательно решить еврейский вопрос, оставшиеся в живых евреи не уехали бы в Палестину и не выгнали бы оттуда палестинцев —  носит явно антисемитский характер и не соответствует историческим фактам.

Евреи никогда не изгоняли палестинцев, тем не менее, такая трактовка войны 1948 года попала даже в школьные учебники. Далее, в соответствии с таким пониманием своей вины, Германия, исправляя ошибки прошлого, стремится поселить новых евреев у себя в стране, а тех, кто живет в Израиле, — помирить с палестинцами так, чтобы и у них было своё государство. По-видимому, в этом проявляется не только заблуждение, но и желание расположить к себе значительную по численности мусульманскую часть населения Германии.

Этот, так называемый, мультикультурализм, активно насаждают в европейских странах  и евреи-журналисты, и вообще еврейская элита, которая к тому же выступает и против антииммиграционных ограничений. Выступают они и за распространение арабо-исламской культуры в городах Европы так же, как и за предоставление неевреям, проживающим на территории Израиля, демократическим путем выражать своё, в общем-то, естественное, несогласие с национальными приоритетами еврейского государства.

А ведь ещё живы свидетели тех событий, когда Судетские немцы восстали против засилья чехов в руководстве страны, что привело к потере суверенитета Чехословакии. Но тогда самим чехам под германским протекторатом жилось, в общем-то, неплохо: и кормили их хорошо, и на фронт не посылали. Применительно же к Израилю в аналогичной ситуации всё окажется более трагическим либо только для израильских евреев, либо для планеты всей в случае применения Израилем неконвенциального оружия.

Спрашивается, почему весь мир волнует отсутствие государственности только у палестинских арабов?  Разве мало других народов, тоже «обиженных историей», —  курды, баски, корсиканцы и др. -  у которых не меньше оснований на собственное государство?

Всем ведь понятно, что палестинский вопрос привлек к себе такое внимание только потому, что он связан с евреями и их государством. Понятно и то, что конфликт между Израилем и международным исламским экстремизмом – это не спор из-за земли, которой у арабов предостаточно. Не имеет этот конфликт ничего общего и с борьбой никогда не существовавшего «палестинского народа» за создание суверенного национального государства. При этом ни у кого не вызывает сомнения, что Израиль должен взять на себя содержание суверенного «Хамастана», поскольку в секторе Газа произойдет «гуманитарная катастрофа», если Израиль перестанет поставлять туда воду, электричество, продовольствие и бензин.

Все рассмотренные ситуации говорят о том, что правительства, в первую очередь, европейских стран недооценивают опасность, которая исходит от антисемитских кругов, деятельность которых может вызвать необратимые изменения в обществе.

Ислам воюет против всех. Ведь любому образованному человеку известно, что ислам воюет со всеми цивилизациями буквально с момента своего возникновения в первой четверти VII века н.э. Как же можно внушать западному обывателю, что причина напряженности — возникшее в середине ХХ века в Палестине государство Израиль. Мусульмане воевали и продолжают воевать по всему миру, на десятках фронтов: против индусов -  в Кашмире, против христиан -  в Африке и в Ливане, против буддистов -  в Таиланде, против русских -  на Кавказе, против англичан, французов, сербов, испанцев, голландцев, датчан и других — в Европе, и против США -  в Америке.

Ислам ненавидит Запад не из-за Израиля, а ненавидит Израиль, потому что это Запад. Ислам источает ненависть и агрессивность ко всему немусульманскому миру, степень которой разнится во времени и пространстве от более или менее умеренной — до абсолютно безжалостной и жестокой, включающей в себя и самоуничтожение как форму выражения абсолютной непримиримости к миру «неверных».

«После победы над Иерусалимом следует ожидать появление вскоре зеленого знамени на Биг-Бен и Эйфелевой башне. История подтверждает, что евреи становились первой, но никогда не последней жертвой. В конфликте с Израилем мусульманский мир, использующий палестинцев как острие копья, имеет долгосрочную цель, имеет вúдение – уничтожение Израиля, замену его мусульманской Фылыстыной, частью халифата. И он медленно и уверенно продвигается к этой цели, атакуя Израиль военным, политическим, психологическим и демографическим джихадом. Уже многие западные эксперты, абсолютные атеисты, но подходящие к проблеме без парализующей ум политкорректности, признают: главная причина исламской ненависти к Западу – это чудовищная неповоротливость коллективного сознания мусульман, его неспособность дать адекватные ответы на вызовы современности.

Автор нашумевшего бестселлера «Мечеть Парижской Богоматери» Елена Чудинова называет исламскую экспансию на старый христианский континент, при которой «атомизированные европейские единицы сталкиваются с родоплеменным сознанием», цивилизационной катастрофой. Но это не конфликт цивилизаций, а конфликт цивилизации с варварством. И поэтому всем носителям цивилизации надлежит выступать единым фронтом, надлежит сотрудничать с теми, кто цивилизован.

«Сегодняшний варвар в зеленом проникает в вашу квартиру, чтобы заставить Вас разбить телевизор и замазать краской окна» — говорит Елена Чудинова в беседе с главным редактором информационного агенства «Легитимист» Филиппом Ермиловым.  Сперва думали – это новая разновидность народно-освободительного террора. Но старый известный нам террор отличается от этого нового террора, как, по словам доктора Добрускина, вирус отличается от микроба. А с вирусом не борются, как с микробом. Поэтому антитеррористический спецназ, действующий так, чтобы не навредить окружающему мирному населению, оказывается не эффективным в борьбе с аль-каидами, хизбаллой, исламским джихадом, хамасом и прочими.

Террор носит повсеместный характер. Что такое Израиль? Маленькая полоска земли, отвоеванной у бесплодной пустыни. Но ее исчезновение аукнется всем. Обратите внимание на тех, кто проводит сейчас анти-израильскую политику.  Это люди, как ни странно, замеченные в ненависти ко всему национальному, люди, помешанные на «необходимости» ввоза миллионов мигрантов.

«Либеральные западные СМИ и западные «интеллектуалы» готовы отдать Иерусалим в надежде, что отказ от своих корней, от своей веры, от всего «ветхого и не рационального», что составляет гордость и дух народа, задобрит убийц, что признание своей моральной капитуляции сохранит им жизнь. Но это страшный самообман: Израилем просвещенный Запад откупиться от исламизма не сможет, как не смог откупиться евреями от Гитлера».

Елена Чудинова призывает искать цивилизационных союзников, и спрашивает, «что нас конкретно не устраивает в сионистах? Понимаем ли мы, что в случае падения Израиля судьба главных христианских святынь повиснет на таком же волоске, на каком висела судьба древнейших скальных статуй Будды в Афганистане – талибы взорвали их динамитом? Для этих людей нет разницы – Будда, Христос, полотна Рафаэля или башни Всемирного торгового центра».

            По Чудиновой, конфликт между исламскими радикалами и евреями на Ближнем Востоке в действительности очень прост. «Исламские радикалы хотят, чтобы все евреи умерли. Евреи, тем временем, хотят жить. Как совместить два этих аспекта? Зверя не удовлетворят никакие территориальные уступки. Его жажду крови и власти утолит только смерть и уничтожение неверных» .

            Но предательство интересов Израиля, на самом деле, предательство интересов христианских стран, ибо ненависть ислама к христианству столь же велика, как и его ненависть к иудаизму. Джихад касается всех. Христиане гибнут каждый день в самом прямом смысле, как и евреи.  В последние полвека, получив западные технологии и огромные деньги от продажи нефти, джихад превратился в глобальную угрозу всей христианской цивилизации.

«40 миллионов подростков исламского мира обучаются по ваххабитской программе в медресе – религиозных школах, ставших конвейером по производству воинов джихада. 37 тысяч медресе – только в Индонезии, 10 тысяч медресе в Пакистане. Почти все они воспевают бин Ладена, интифаду и палестинцев, и ненавидят Америку, христиан, Израиль и евреев. То же самое происходит еще в полусотне мусульманских стран. Самое циничное и самое опасное то, что европейские и американские мусульмане получают точно такую же ваххабитскую индоктринацию в исламских школах, финансируемых вашими налогоплательщиками, и на факультетах изучения проблем Ближнего Востока в западных университетах, где солидарность с джихадом преподают под лжеинтеллектуальным соусом».

Сегодняшнее нашествие ислама на Европу – не что иное, как возрождение его многовекового экспансионизма,  империализма и колониализма. Но только более хитрое и более коварное. Сегодня оно характеризуется иммигрантами, которые селятся в европейских странах, и без всякого уважения к местным законам навязывают свои собственные законы, свои   традиции, своего бога. Сегодня их живет на европейском континенте около 60 миллионов. В одном лишь Евросоюзе около 25 миллионов. Вне ЕС — 35 миллионов.

Есть страны, где их в данный момент мало, например, в Исландии – всего 0,04%. Но даже там их количество заметно растет. И не только потому, что нашествие продолжается непрерывно, но и потому, что мусульмане являются самой плодовитой этнической и религиозной группой в мире. Этому способствует многоженство и тот факт, что женщина в Коране рассматривается только как матка для вынашивания детей.

Однако главным фактором является создание благоприятных условий для мусульманской иммиграции в Европу. И начало этому было положено ещё в 1975 году по инициативе Франции. Тогда в рамках конференций Евро-Арабского Альянса было заключено множество соглашений относительно расселения мусульман в Европе и распространения арабо-исламской культуры в городах Европы. Эти соглашения также включали передачу арабским странам современных технологий, включая ядерную технологию.

Таким образом, отличие сегодняшней Европы от Европы времен завоевания её арабами состоит в том, что теперь она добровольно приняла положение подчиненности и унижения, совершая культурное самоубийство. Конечно, альянс под названием «Евро-Арабский Диалог» (ЕАД)  с мусульманскими арабскими странами создавался тогда с другой целью, а именно, -  наделить Европу, в первую очередь Францию, мощью для соперничества с Соединенными Штатами.

Однако важно то, к чему он привел. А привел он к признанию Европой «палестинского народа» и к созданию «палестинского государства»; к Европейской поддержке ООП и к признанию Арафата единственным легитимным представителем несуществовавшего «палестинского» народа; к делегитимация государства Израиль, как исторической, так и политической; к оказанию на него давления признать необороноспособные границы и принять арабизацию Иерусалима.

Кроме того,  Евро-Арабский Диалог заложил новую культурную политику в европейских школах и университетах.  В соответствии с принятыми условиями, которые неукоснительно исполняются, учебники истории в Европе переписываются объединенными группами европейских и арабских ученых; арабский язык и арабо-исламская культура в школах и университетах Европы преподаются арабскими учителями, имеющими опыт преподавания европейцам. Но самым вопиющим мне представляется обязательство оставить арабских иммигрантов в Европе под контролем законов их стран исхода. Так Европа отступает под натиском ислама, отрекаясь от своих ценностей .

Исламский мир, в силу содержащегося в нем «цивилизационного тормоза», ещё век назад представлял собою лишь локальную угрозу христианской цивилизации. Но в последние полвека он получил западные технологии и «нефтедоллары», благодаря которым он стал глобальным, более агрессивным. Даже «левые» вынуждены говорить, что ислам стал наступать, –  конечно, это людей беспокоит. Людям страшно, им кажется, что угроза исходит от выходцев из стран Ближнего и Среднего Востока, Северной Африки.

Арабы давно уже превратились из нуждающегося в защите меньшинства в пятую колонну исламской агрессии. Кроме того, перехватили у нацистов волю к окончательному решению еврейского вопроса. Под их влиянием постепенно возникает новая субкультура. Например, во французских школах оскорбительные клички в адрес евреев, вошедшие в молодежный жаргон, приобрели расширительный смысл. Так слово «еврей» (juive) стало синонимом слова «дерьмо» (merde), и теперь им стало возможно обругать не только человека, но и просто любой предмет плохого качества.

Американские университеты, всегда служившие оплотом либерализма и выступавшие в поддержку единственной демократии на Ближнем Востоке, постепенно превратились в проводников арабского влияния и антисемитской пропаганды. Аналогичной трансформации подверглись практически все мировые социальные движения протеста, начиная от борьбы за окружающую среду и кончая антиглобализмом.

Многие предпочитают не замечать того, как арабские ученики терроризируют учителей истории за рассказы о Холокосте, или учителей физкультуры за нескромную одежду, а учителей биологии за объяснение физиологии оплодотворения. Последними этот процесс, который начался давно, заметили «левые» евреи, в том числе израильские евреи.

Антисемитизм сегодня — одно из орудий или методов войны, которую ведет не только против Израиля исламо-фашизм и его западные коллаборационисты. Война исламо-фашизма против Израиля является лишь одним из фронтов глобального исламского реваншизма, поэтому не может быть отдельной локальной победы. Исламский реваншизм должен быть побежден на всех цивилизационных фронтах, будь то Афганистан, Косово, предместье Парижа или Северный Кавказ.

Евросоюз провел конференцию, посвященную проблеме антисемитизма в Европе, в ходе которой представители еврейских общин открыто признали, что они боятся. Действительно, ситуация, при которой лондонский раввин должен отправлять свою трехлетнюю дочку в садик в сопровождении телохранителей, вряд ли может считаться нормальной. Еще менее нормальной выглядит ситуация, когда полиция просит еврейских подростков не играть в футбол в парке, потому что «там много арабов» и полиция не может гарантировать им (подросткам) безопасность.

Конечно, ситуация, когда дети взрываются в автобусах по дороге в школу, выглядит еще менее нормальной. Поэтому призыв министра по делам диаспоры репатриироваться в Израиль прозвучал на этой конференции неубедительно. Как, впрочем, и призыв оставаться на месте. Слепая арабская ненависть при поддержке десятков международных антисионистских организаций держит евреев всего мира в состоянии перманентной войны, не давая ни минуты покоя.

Ненависть людей, собравшихся на столь широкой теоретической платформе нового антииудаизма и антисемитизма, материализуется в виде создания новых или «других» форм ведения войны против Израиля, против евреев, против всей западной цивилизации. В этой новой «другой» войне европейской цивилизации грозит гибель в случае, если она не решится пересмотреть свои основополагающие принципы, поскольку это не обыкновенная, а совсем другая война.

Посмотрите, как действуют все эти многочисленные аль-каиды, хизбаллы, исламские джихады, хамасы, мусульманские и прочие братья. Они практически толкают свои же народы на губительную войну против Запада, пытаясь задавить этой другой войной западную цивилизацию. При этом они ещё успешно используют весь научно-технический арсенал, наработанный за время эволюции Западной цивилизации.

Методы ведения такой войны не ограничиваются террором. Среди других методов, помимо ставшей уже привычной информационной войны, вроде  шума вокруг претензии на возвращение четвертого поколения беженцев 1948 года, появляются и новые методы. Это затопление страны нелегалами, делегитимация страны и т.п. Однако хотелось бы обратить внимание на другое явление, незаслуженно остающееся в тени. Это скупка арабами земли пока ещё только в мошавах Галилеи.

В местах, где выросло поколение, построившее государство Израиль, их потомки продают земли, доставшиеся им от отцов, арабским скупщикам. Арабы всегда предлагают самую высокую цену, потому что у них есть организации и различные фонды, многолетняя программа по скупке земель и карта, в соответствии с которой они это делают. За каждым таким фондом закреплен определенный район, и в каждый фонд поступают средства из-за границы. Так, при попустительстве властей Израиля всё больше наделов земли уходит в руки арабов.

Карта, которой они руководствуются,  предусматривает не раздел Палестины -  задача этих арабских организаций состоит в том, чтобы постепенно  вытеснять народ Израиля с этой земли. Нечто подобное можно наблюдать в странах Европы и в США. Там, наряду с громко скандальной исламизацией, идет, похожая на тихую, но очень масштабную китаизацию, создание арабских кварталов. Кажется, поняли арабы, глядя на китайцев, что с помощью денег можно добиться большего, чем с помощью религиозной догматики.

«Левые» же видят в происходящем не исламизацию, а враждебность по отношению к исламу,  исламофобию.  США оккупируют мусульманские страны. В Европе новое поколение иммигрантов, которые родились во Франции, в Великобритании, в Италии или в Германии и считают себя европейцами, а к ним не относятся как к европейцам. Канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что турецкие немцы чужды немецкой культуре.  «Левыми» это высказывание было названо «просто ужасным», хотя применительно к подавляющему большинству турецких немцев оно является вполне адекватным.

Чувство же отчуждения, которое испытывают многие арабские граждане в отношении страны проживания, связано с солидарностью, проявляемой ими к своим «братьям». Мусульманин чувствует себя, в первую очередь, членом общины, а затем уже жителем определенной страны, города. Даже мысль его о принадлежности к определенному народу не имеет для него решающего значения. Подобное чувство отчуждения связано и с другими факторами: интеграция, вопросы занятости на рынке труда и, более всего, недостаточная борьба правоохранительных органов с преступностью в арабском секторе.

У мусульман исламская экспансия создала комплекс превосходства над остальным населением земли. Стремлением к единству стало оправдываться насилие. Сформулированной в Коране целью ислама является захват, порабощение, ограбление. Поэтому мир ислама нельзя считать цивилизацией, поскольку он не является самодостаточным. Не будучи в состоянии даже прокормить себя, он внедряется в цивилизованные общества, стремясь взорвать их изнутри, а затем захватить и разграбить.

Полная бесперспективность трансформировать ислам вытекает из установленного ещё самим Магометом догмата о неизменяемости и непогрешимости законов ислама. В случае реформы новое учение утратило бы характер мусульманства. Объединение множества часто даже символически несовместимых мировоззрений, культурологических и политологических параметров лишило бы ислам целостности. Еще одной особенностью ислама является его сильная политизированность, поскольку Магомет понимал религию как практическое начало, как основу для социально-политического объединения людей.

Ислам является постоянным источником политических смут и волнений. Он придал насильственность характеру народов, принявших его. Теократия в исламе доведена до предела, а сладострастие настолько бросается в глаза, что заслоняет реально существующие или вымышленные его положительные качества. Ислам представляется вместилищем аморальных влечений и инстинктов, порожденных низменными целями. Отказывая человеку в свободе выбора, ислам подавляет в своих последователях разумное отношение не только к религии, но и к природе.

Коранический Бог создал себе не сынов, а рабов, отличающихся необузданной чувствительностью, способных лишь размножаться и истреблять других. В исламе видят источник разжигания межконфессиональной и межнациональной вражды. Поэтому ислам, если не убивает, то парализует всё, с чем он соприкасается.

Мусульмане слепо верят в Божественное происхождение своей религии, но в области религии живут только обрядами, которые могут возбуждать либо подавлять их жизнедеятельность. Из боязни впасть в ересь они позволяют себе изучение лишь обрядовой стороны религии. Обряды вытеснили у них теоретическое и нравственное учение религии.

В последнее время усиливаются позиции мусульман, стремящихся к реставрации средневековых порядков, к возврату первоначальной чистоты ислама, к реисламизации. Под их давлением всё большая часть мусульман порывает с умеренными семейными исламскими традициями и переходит к фанатической вере.

Основание ислама 16 июня 622 года стало историческим поворотом в древней культуре обитавшей на Аравийском полуострове расы. Ислам сделали той опорой, без которой арабы не могли бы состояться как народ. Более того, религиозное преобразование арабского мира, превратило миллионы бедуинов в завоевателей. Благодаря экспансии ислама начался процесс смешения с новыми кочевыми племенами. В результате образовалась новая смешанная раса, общим литературным языком которой стал арабский язык.

К концу седьмого столетия над всем Востоком воцарился полумесяц. В составе арабского халифата оказались вся Передняя и Средняя Азия, сев. Африка, Испания. Исламу благоприятствовало отсутствие у народов, проживавших на этих территориях, традиции индивидуализма. Её альтернативой служила традиция подчинения, в основе которой была идея рода и семьи, чуждая принципам нравственного абсолюта. Поэтому на Востоке отсутствует даже подобие демократической традиции. Антииндивидуализм проявляет себя и в полном игнорировании самоценности человеческой жизни. Ислам не признает понятия о том, что человеческая жизнь священна, потому что уникальна. И такое отношение не зависело от эпохи.

Первые заповеди и обряды, введенные  Магометом, отличались простотой исполнения миролюбием, внушавшим благоговейное отношение к Богу и любовь к человеку, во многом подражая христианскому милосердию. Особое уважение было оказано евреям: священным местом, к которому должен был быть обращен лицом молящийся, был назначен Иерусалим. В первых своих проповедях Магомет призывал к кротости и долготерпению, с которыми следовало переносить насилие врагов. Его проповедь нашла отклик у простого народа, особенно женщин.

И хотя позднее в Магомете произошли коренные перемены: из кроткого проповедника и поэта он, получив власть, превратился в завоевателя, возжелавшего осуществления крупных завоевательных походов. А при этом его старое учение о долготерпении, о всепрощении и страдании отошло на задний план, и вместо этого в нем проявились узурпаторские черты, стремление к тому, чтобы все народы повиновались ему как посланнику Божьему, чтобы признали его во всех концах света первосвященником.

Так возникли две стороны ислама — религия смирения и человеколюбия, и религия насилия и меча.  И теперь духовные лидеры ислама ловко пользуются этой особенностью, выставляя на передний план ту из них, которая лучше подходит в данной ситуации.

                Сговор миротворцев с исламом следует признать преступным, поскольку ни для кого не является секретом мнение мусульманского мира: «Мы не хотим мира. Мы хотим победы. Мир для нас означает уничтожение Израиля и больше ничего» — это сказал Я. Арафат. Имеющийся исторический опыт позволяет предположить, что Израилем не ограничиваются планы исламистских лидеров. Подтверждением могут служить огромнейшие затраты на исламизацию Европы и других стран.

После этого становится легко представить масштабы и силу  влияния происламского лобби. А прикрывается всё это стремлением победить Америку. Вот уже, примкнув и к Лиге арабских, и к Лиге мусульманских стран, победили Америку при голосовании за принятие Палестины в ООН в качестве страны-наблюдателя. А что дальше? Когда человек начинает превозносить своё комфортное состояние и превращается в благополучного пофигиста, ему не выжить. Приходит варвар и уничтожает всё. Так было с римлянами, а толерантные европейцы даже не станут бороться с полумесяцем —  просто отдадут ему все. Впрочем, это уже происходит, даже церкви перекрашивают под мечети.

Сдача Европы без боя — это даже не капитуляция, а принятие  унижения ради обретения призрачной безопасности ценой предательства своего собственного народа. Европа фактически согласилась с исламской концепцией истории, в которой ислам определяется как освободительная сила, а джихад — как «справедливая война». В этой войне виновными объявляются те, кто сопротивляется джихаду, как израильтяне и американцы, а не те, кто ведут «справедливую войну» джихада. Такая политика внушила европейцам дух подчиненности арабам вплоть до желания разрушить и уничтожить собственное происхождение и историю.

Европейцы превращаются во второсортные существа, молча снося унижения и агрессивность со стороны мусульман. Акты агрессии со стороны мусульман остаются полностью безнаказанными. Мусульманская молодежь совершает разбой и преступления средь бела дня, на глазах у десятков свидетелей. Имамы в мечетях проповедуют, что мусульмане имеют право красть у «неверных». Полиция и суды закрывают на всё глаза, чтобы не оказаться обвиненными в «расизме».

Доктрина мультикультурности не предполагает, что арабы интегрируются в коренную культуру страны, в которую они иммигрировали. То есть, Европа не рассматривает себя как «плавильный котел». Потребовать от арабов интеграции означало бы, что коренная культура – например, Франции – выше арабской культуры. Но это означало бы «расизм», так как, согласно проповедуемой университетами доктрине культурного релятивизма, все культуры морально равны. Эта доктрина уничтожает Европу.

Мультикультуралисты на самом деле рассуждают так: «мы – белые люди, европейцы, мы, конечно, ценим права человека, свободу слова, права женщин, свободу национальных и религиозных меньшинств. Но эти люди до такого не доросли, они ценности этих вещей понять не могут – и зачем нам рисковать своим покоем, чтобы изменить их? Но это гнилая философия, заявляющая, что если мы не будем трогать варваров или будем откупаться от них, то они нас не тронут, – может погубить Европу. Варвары тронут. Откупиться нельзя. Можно и нужно освободить их и привести к свету. Если мы не освободим их, они придут и поработят нас. Поэтому нас опять, увы, ожидают пот, слезы и кровь. Потому что альтернатива – ядерный Армагеддон или халифат от Испании до Китая».

Интересно было бы узнать, как на всё это смотрит Церковь. К сожалению, Церковь тоже, в значительной мере, видит всё сквозь призму, созданную западноевропейскими СМИ, позицию которых при всем желании трудно назвать обьективной или же сбалансированной. Поэтому мы не нашли однозначных ответов на следующие вопросы: на какой из конфликтующих сторон распространено убеждение, что чаяния ее неосуществимы без исчезновения другой? какая из сторон постоянно инициирует насилие? кто не желает отказаться от террора — даже на считанные дни, чтобы стало возможным возобновление диалога? у какой стороны отсутствует внутренняя демократия, транспарентность в принятии политических решений, что делает ее поведение трудно предсказуемым? Это порождает мысль о том, что её взгляды и поведение подчинены внешнеполитическим и экономическим интересам ЕЭС.

Связав свою политическую судьбу с арабскими странами,  Европа оказалась вовлеченной в логику джихада против Израиля и Соединенных Штатов. Евросоюз практически способствует и помогает исламскому терроризму. Но и в самом Израиле происходят ещё более удивительные вещи. Нет, до переделки синагог в мечети дело пока не дошло, но леволиберальные силы занимают проарабские позиции. Левый Израиль – это уже «Антиизраиль», который подыгрывает европейскому «либерал-социализму». Последний, хотя ещё и не убивает физически, но разъедая западное общество, облегчает его исламизацию.

«Ужас в том, что большинство израильтян вновь пособничают своим палачам – точь-в-точь, как прежде. Во время Холокоста большинство евреев до конца верило, что их намерены «просто» ущемить в правах, но ни в коем случае не истребить – всех, поголовно, и уговаривало самих себя: не надо раздражать немцев, надо следовать их приказам и все будет хорошо – в гетто, так в гетто, на поезд, так на поезд, в душевую – так в душевую… В границы 1967-го, в договор о нераспространении ядерного оружия, в гильотину резолюций ООН – с покорностью, лояльностью и верой в «международное право»» <28>.

«Решили: чем возиться с этими дикарями еще сто лет – разрушая кизячную стену их стадного племенного сознания, выращивая из них индивидуумов, просвещая их, приобщая к цивилизации «Яшар Эль», прямо идущих к Богу, лучше заключим договор со Смертью: поставим над ними бандита и тирана, дадим ему денег, оружия, международного признания, а он взамен обеспечит нам безопасность» <27 >. Точно так поступил Путин, «назначив» Кадырова президентом Чечни. Иными словами, мирно, то есть компромиссом со Злом, согласившись сосуществовать рядом с ним, решить этот конфликт невозможно, как невозможно было сосуществовать с нацизмом.

«500 лет крошечная часть света — Европа — властвовала над миром. Она добилась этой власти благодаря частной собственности, техническому прогрессу, конкуренции европейских стран между собой, ощущению собственного цивилизационного превосходства и минимальному — по сравнению с азиатскими — государству. И за 20 лет, прошедших с момента объединения Европы и торжества «общечеловеческих ценностей», это лидерство профукали. Такого фантастического отрицательного результата не добивался даже Китай эпохи Цинь» .

Толерантная Европа не станет бороться с полумесяцем, она просто уступит ему все, что не она наживала. Когда атомизированные  европейцы с их индивидуализированным сознанием  сталкиваются с родоплеменным сознанием – ясно, для какой из сторон позиция невыигрышная. Бельгийцы уже отказались от Рождественской елки, которая «оскорбляла чувства мусульман».

Франция всегда принимала эмигрантов. Только из Северной Африки ежегодно приезжают 200 тысяч человек. Французы долго гордилась тем, что на улицах их городов много людей с разным цветом кожи. Но поскольку правительство ничего не делало для ассимиляции эмигрантов, возникли большие проблемы.

Очень большое беспокойство вызывает у французов Алжир. Во Франции более 2 миллионов иммигрантов из Алжира. И все алжирские правительства, начиная с получения Алжиром независимости в 1962 году, были антифранцузскими – там велась очень сильная антифранцузская пропаганда. Последнее правительство еще более антифранцузское. Всё это вызывает огромное недоверие к этой стране и у французского правительства, и вообще у простых французов.

Германия 30 лет назад пригласила гастарбайтеров из Турции. Правительство тогда думало, что несколько лет они будут жить в Германии, и потом вернутся. Но этого, конечно, не произошло, как и в Голландии тоже. Причина возникшей из-за этого проблемы состоит в том, что никто тогда не подумал, зачем им возвращаться, когда Голландия и Германия стала для них раем?  И в Израиле местные арабы живут, как в раю, но при этом патриотами не становятся.

Конечно,  какая-то часть иммигрантов полностью интегрировалась. Они работают даже в политических структурах, в Министерствах, в мэрии. Однако большинство из них не смогли интегрироваться. И вот таких людей призывают вернуться к исламским ценностям, заставляют женщин носить платки и пр.

Вокруг Парижа возник пояс городов, в которых сконцентрирована большая часть не французов, хотя они все себя называют французами. Все люди, у которых есть паспорт, все называют себя французами. И левые верят, что они, действительно, станут французами. Они считают, будто бы дело просто в том, что в центре Парижа жить очень дорого. То есть, они видят в этом, скорее, проблему социальную, решить которую сильно помешал кризис. Левые не видят разницы между иммигрантами и французами, полагая, что и среди французов кто-то талантливей, кто-то способней, а кто-то не способен ни на что.

Пока же в пригородах Парижа возникли большие проблемы с безопасностью. Все видели, как жгли машины, громили супермаркеты. И эти картины, конечно, напугали французского обывателя. Но одновременно люди испугались, что, если правящая партия примет риторику Марин Ле Пен, начнет «закручивать гайки». То есть, энтузиазм и гордость за то, что происходит в их странах, сменились опасениями и страхами, что общественное мнение повернется против всех  иммигрантов, и тогда им придется несладко во Франции.

Прежде во Франции никогда не выделяли людей, которые приехали из других стран. Если у человека есть вид на жительство, или французский паспорт, он называет себя французом. И поэтому никогда президент Франции не говорил: «я буду проводить какую-то отдельную политику и отдельную программу для интеграции или для предоставления рабочих мест людям с другим цветом кожи или с другим разрезом глаз». Это было абсолютно невозможно.

Однако люди, приехавшие из других стран и называющие себя французами, голландцами, почему-то не хотят вести себя, подобно коренным жителям. Поэтому Гирт Вилдерс, голландский политик, говорит, что он хочет выгнать из своей страны молодых преступников, нарушающих законы, а левые видят в них обычных голландских граждан, поскольку они все родились в Голландии и у них есть голландские паспорта. Но голландские паспорта их не сделали голландцами. Более того, они и не собираются становиться ими.

В европейских странах еврейская элита активно выступала против антииммиграционных ограничений, а расплачиваться за это пришлось простым евреям, в особенности недостаточно богатым, чтобы позволить себе жилье на безопасном расстоянии от мечетей. Поэтому еврейские интеллектуалы Брюсселя испытали большое чувство неловкости, когда члены еврейский общины Антверпена обратились за помощью к бельгийской праворадикальной партии с фашистскими корнями, которая установила патрули возле синагог, йешив и даже улиц, примыкающих к кварталам, населенными арабами. На самом деле, это партия, давно порвавшая  со своим корнями, к тому ж, фашизм в их понимании представляет собою объединение нации и не более того.

И вот получается, что на юге Франции Ле Пен получил еврейские голоса, а в Англии многие евреи игнорировали большое произраильское ралли, на котором выступал Нетаниягу, из-за того, что в ралли приняли участие правые постфашистские движения, всегда выступавшие против исламской иммиграции…

Американское еврейство все еще представляют в основном либералы левых взглядов и члены реформистских общин, жертвующие деньги на предвыборную кампанию демократических кандидатов в США и левых партий в Израиле. Для них отступление Израиля с территорий — столь же существенная часть мировоззрения, как и поддержка однополых браков.

В этом традиционном подходе, однако, наметилась тенденция к переменам, связанная с демографическими изменениями в составе еврейства. В последние годы выросло число евреев из стран СНГ, а также процент ортодоксальных евреев. Эти группы склонны скорее к безусловной солидарности с Израилем. Среди них выше процент голосующих за республиканскую партию. До сих пор около 80 процентов евреев голосовали за демократов.

Сегодня же демократически ориентированное руководство американского еврейского истеблишмента уже не отражает ни демографической тенденции, ни настроений большинства американских евреев.

Левые в Израиле расценивают ситуацию как бесконтрольную колонизацию палестинских земель. Нынешнее Голосование в ООН показало: если США и Израиль не хотят проявлять добрую волю, то мир готов идти вперед без них. Вот только, кто возьмет на содержание ООН?  Может быть, Саудовская Аравия предоставит место для этой организации, давно уже переставшей адекватно отражать мировое общественное мнение?

Чего стоит признаваемый ООН уникальный статус палестинского беженца, который передается по наследству. Признавая палестинскими беженцами не только людей, покинувших свои дома во время Войны за Независимость и Шестидневной войны, но и их детей, внуков и правнуков, ООН тем самым способствует искусственному сохранению и усугублению ситуации. А также позволяет утверждать, что народ Палестины десятилетиями страдает от угнетения «под сапогом жестокой израильской военной диктатуры, репрессивного контроля любых перемещений и работы, непрерывного нарушения их прав и постоянной угрозы насилия». Но почему-то в условиях этой жесточайшей оккупации численность этого «народа» выросла, как никакого другого народа мира.

Осуждая израильскую оккупационную политику, как правило, забывают о том, что оккупировать можно лишь государство, лишив народ государственности, но у палестинцев её никогда не было. Вопреки здравому смыслу, утверждают, что страдания палестинцев наносят ущерб не только всему израильскому обществу, но и будут иметь последствия для евреев диаспоры, тем самым, пугая их.

На Международных фестивалях призы получают только те израильские фильмы, в которых говорится о страданиях и унижениях палестинцев, а не о взорванных автобусах. Позволив превратить себя в передовой отряд мирового антисемитизма, «творческая интеллигенция» тиражирует палестинский, а не израильский взгляд на ситуацию,  спасая свою творческую жизнь. Только перешагивая через трупы израильских детей, можно получить финансирование на свой проект. Но, если даже кто-то и профинансирует, например, фильм про взорванный израильский автобус, он никогда ни на каком фестивале не получит премии. Поэтому европейские евреи, претендующие на заметную роль в культуре или политике своих стран, оказались де-факто в коалиции с происламскими силами против Израиля и США.

То есть, евреям, чтобы стать частью местных политических элит, необходимо «осудить» политику Израиля по отношению к палестинцам, как бы «откреститься» от Израиля и сионизма. Положение еврея-нонконформиста, солидаризующегося с Израилем, ставит его в положение оппозиционера в стране проживания. Евреям, членам левых организаций, на антифашистских митингах не разрешают нести транспаранты с лозунгами против антисемитизма, которые, по их мнению, подрывают борьбу против фашизма. Но никакие политические соображения не могут оправдать нападения на еврейских школьников по дороге в школу и левые должны против этого протестовать.

Израильская политическая элита видела израильско-палестинский конфликт как  конфликт двух национальных движений, каждое из которых имеет равные права на самоопределение. Такое понимание свело всю проблему к поселениям, то есть, к территориальному спору. Тем самым была создана иллюзия, что конфликт закончится, когда палестинцы получат свою территорию.  Это будто бы успокоит многомиллионные арабские массы на Ближнем Востоке и, в свою очередь, отдалит опасность мирового конфликта, и даже приведет к исчезновению антисемитизма. Ничего этого, конечно, произойти не может, а вот внутренняя борьба на всех уровнях — социальном, культурном, идеологическом – истощает психологические ресурсы народа. Непримиримые культурные различия между евреями светскими и религиозными, между ашкеназами и сефардами могут взорвать Израиль изнутри.

Можно предположить, что руководство Газы не в состоянии предотвратить действия фанатика-одиночки, взрывающего себя на автобусной остановке, или даже запустившего самодельную ракету. Но что такое пуск 200 ракет? – Это уже война!Многие же люди, которые сами не попадали под обстрел Кассамами, считают, что израильские потери от них минимальны. Что же касается нервотрёпки, паники и истерик, то это хоть и не самое приятное событие, но, по большому счёту, далеко от действительного урона.

Непрекращающиеся обстрелы территории Израиля – следствие многочисленных уступок арабским террористам в предшествующие годы, а также не доведенной до логического конца ни одной военной операции. Странно наблюдать эту перестрелку между сектором Газа и Израилем, который обладает лучшей в мире армией,  столько лет терпит «Грады» со стороны ничего не умеющих создавать палестинцев.

«Во имя ненасилия европейцы отказались от противостояния исламизации. Исламистские лидеры восприняли это за их слабость. Тем самым, они впустили в свою жизнь насилие через черный ход. Но еще острее, чем в Европе, этот вопрос стоит в Израиле… — пишет израильский религиозный философ Арье Барац. Отказываясь казнить преступника, Израильское руководство принимает на себя ответственность за его преступление, оно вместе с убийцей участвует в надругательстве над памятью его жертв. Отказываясь от казни, оставляя преступника в живых, оно поощряет его наглость, порождает в обществе атмосферу безнаказанности, обесценивает человеческую жизнь. Это речь не о мести, и даже не о справедливости, а о моральных устоях».

Более того, как показал Дмитрий Радышевский, «многих ментально и духовно сконфуженных радикалов Востока и либералов Запада джихад прельщает надеждой на исправление мира: новым порывом к духовному братству и чистоте, новой коммунистической романтикой свободы и равенства. Ислам, якобы, возглавляет новый бунт против капиталистической бездушной системы, где все измеряется деньгами и эффективностью. Против дискриминации и эксплуатации. Против подавляющего индивидуальную свободу «свободного рынка». Это, якобы, новый бунт против старого Царства Кесаря, ныне зовущегося глобализмом или «новым мировым порядком». Бунт радикальный, как у русского большевизма. Умма – это коммуна, а муджахеды – это новые че-гевары.Ислам обращается к тем, кого не смог осчастливить христианский Запад и коммунистический Восток: к угнетенным и обездоленным, к цветным и бедным». <27 > Так ислам завоевывает миллионы сердец.

В этих экстремальных условиях, когда весь арабский мир кричит: «сбросим Израиль  море!», когда враг обнаглел от постоянной демонстрации беспомощности евреев, руководство Израиля продолжает ограничивать себя пассивной обороной. Прикрытие «Железным куполом», в лучшем случае, — полумера.

Нынешнее руководство Израиля, не на словах, а на деле,  больше всего, к сожалению, беспокоит не положение евреев в их собственной стране, а их собственный имидж в глазах мировой общественности. Израильтяне, силой изгнанные из Гуш-Катифа, много лет остаются неустроенными. Продолжается изгнание евреев из других поселений. В то же время масса незаконных арабских поселений существует по всей территории Израиля – от Иерусалима до Негева.

А руководство еврейского государства  Израиль действует, согласно неисполняемым самими христианами заповедям: «возлюби врага своего» и «подставь другую щеку». А как же с заповеданной в Торе любовью к ближнему своему, которого за волосы вытаскивают из собственного жилища? А может быть и вовсе не евреи много лет находятся у руководства еврейского государства?

 О масштабе поддержки Палестины. Слепая арабская ненависть к евреям поддерживается десятками международных антисионистских организаций. Рассмотрим в качестве примера деятельность одной из них.  В 2007 году, была создана общественная организация Avaaz, что значит «голос» на многих языках Восточной Европы, Среднего Востока и Азии. Цель её: мобилизовать людей из всех слоев общества для оказания давления на правительства европейских стран при решении важнейших международных проблем. Последней успешно проведенной акцией руководство Avaaz считает ряд мероприятий, якобы склонивших правительства европейских стран не голосовать против палестинского государства.

Avaaz – это левая и пропалестинская организация. Её численность превышает 17 млн., а деятельность поддерживается профессиональными группами, работающими на 15 языках. Avaaz использует интернет, чтобы связывать множество индивидуальных акций, действуя объединенными силами.

Тысячи членов организации Avaaz приняли участие в опросах общественного мнения по всей Европе, представив невероятные результаты — 79% европейцев поддерживают палестинскую государственность. Эти результаты попали во многие СМИ и неоднократно цитировались в ходе парламентских дебатов в Великобритании, Испании и Франции. 1,8 миллиона сторонников Avaaz подписали петицию в поддержку государственности Палестины.

Помимо этого, были отправлены десятки тысяч электронных сообщений, а также сообщений в Facebook и Twitter лидерам стран Европы, сделаны тысячи звонков в министерства иностранных дел и главам государств. Перед зданием Еврокомиссии в Брюсселе во время встречи лидеров ЕС был развернут гигантский баннер высотой в 4-х этажный дом. Мощнейшее выступление было в Мадриде. Флотилия кораблей проплыла возле здания ООН с призывом проголосовать «за».

Сотрудники и члены Авааз встречались с десятками министров, правительственных советников, влиятельных журналистов, парламентариев и общественных деятелей в каждой из ключевых стран, во многих случаях добиваясь успеха. В поддержку палестинской государственности выступили такие интеллектуальные лидеры, как 94-летний Стефан Хессель, выживший в нацистских концлагерях, и Рон Пундак, израильтянин, сыгравший ключевую роль в мирных переговорах в Осло. Все акции Авааз получали освещение по всей Европе.

В результате давления, оказанного массовыми общественными выступлениями как основной движущей силы свободного общества, одно за другим европейские государства отказывались поддержать США, а Франция, Испания, Италия и Швеция и большинство других стран Европы поддержали Палестину.

            Национальные движения.  Четверть века назад в бывшем Советском Союзе на общей платформе антисоветизма объединились и русофилы, и русофобы, прозападные либеральные активисты и приверженцы евразийской великой России, и даже, как ни странно, патриоты СССР. Представители совершенно разных культурных сил составили общий фронт антисоветизма. Трудно было разобраться в этом «симбиозе» и понять, что объединило столь разных людей.  Сегодня перед нами стоит совершенно другая, но не менее сложная задача – разобраться в современных национальных движениях. Прежде всего, поясним, чем обусловлен интерес к национальным движениям.

Сегодняшняя мировая идеология основана на безнациональном видении мира, в котором понятие нация заменено на понятие общество налогоплательщиков. Этот всемирный безнационал, мультикультурализм как раз и создает благодатные условия для исламской ползучей экспансии. Пассионарные мусульмане уже почти не встречают должного отпора со стороны размягченного, мультикультурельного западного общества. Оно уже почти готово стать частью мирового халифата.

Вот, например, бельгийцы, чтобы не «оскорблять чувства мусульман» решили отказаться от Рождественской елки. Теперь вместо нее будут устанавливать какую-то электронную штуку, не имеющую, «связи с христианством». Так Европа погружается в самонавязанное рабство.

По подсчетам, в течение жизни одного-двух поколений большинство населения Европы будут составлять мусульмане. Некоторые считают, что этот процесс уже необратим, более того, оправдывают и объясняют его низкой рождаемостью европейцев и, как следствие, необходимостью ввозить рабочие руки – преимущественно арабские. Поэтому любая национальная организация, действующая  только во внутринациональном направлении, начинает испытывать давление и изнутри и снаружи.

Это обрекает национальные движения на неудачу, так как у их противников хорошо налажено сотрудничество и финансирование. Оно поступает из всевозможных международных правозащитных фондов, которые в свою очередь спонсируются из исламских международных фондов.

Национализм, о котором мы здесь говорим, отделен от социал-нацизма слева и радикального нацизма справа.  Национальные движения, о которых мы говорим, представляют люди, осознавшие ответственность за себя, за свою семью, за свою страну.  Цели у национальных движений одни – это «быть свободным народом в своей стране». Эти национальные движения рассматривают Израиль несомненной частью западного мира.

Говоря о Европе, мы имеем в виду, в первую очередь, таких политперсонажей, как Гирт Вильдерс из Голландии. Но в Голландии первым европейским политиком, который назвал вещи своими именами, сформулировав глобальную опасность, исходящую от ислама, с точки зрения демократии, западных ценностей и культуры, был харизматичный лидер Пим Фонтейн. Он же сформулировал и принципы поддержки Израиля, однозначно занял произраильскую и антиарабскую позицию.

Идеологию созданной Вильдерсом партии «Свобода» называют расизмом. Но если это и расизм, то не этнический, а  культурно-социальный.  Помимо всего прочего, Вильдерс и его сторонники —  радикальные исламофобы — настаивают на стратегическом союзе Европы с Израилем.

Исламофобские и мигрантофобские идеи, высказываемые Гиртом Вильдерсом и его единомышленниками, становятся все более популярными в Европе. Однако ошибочно думать, что это идеи право-националистические. «Я чрезвычайно обеспокоен тем, что меня ошибочно причисляют к правым фашистским группировкам», – заявляет Вильдерс. И он не кривит душой, действительно, идеологией его партии является крайне правый либерализм, заключающийся, по его мнению, в охране «иудео-христианских ценностей» европейской цивилизации.

Что из себя представляет избиратель, который голосовал за Вилдерса, за Партию свободы? Это был средний класс отлично образованные люди, которые много читают и обладают огромной информацией. И они боятся, у них есть перед исламистами. Левые полагают, что это всего лишь маленькая группа преступников, мусульманской молодежи. От силы, пару тысяч человек. А Вилдерс будто бы их пугает, что это 100 тысяч человек. И поэтому они боятся. По мнению левых,  большинство турков и людей из Марокко, проживающих в Голландии, отлично ассимилированы.

Левые, хотя и признают  рост националистических настроений,  считают, что у  Вилдерса нет шансов прийти к власти, поскольку голландцы очень миролюбивые и не хотят такой радикальной партии. Рост национализма в Европе подтверждает провал мультикультурной политики. Появились правые, антииммиграционные и постфашистские партии, которые все больше отражают настроения пролетариата и среднего класса, встревоженного присутствием множащихся арабских иммигрантов.

Еврейские граждане не представляют электоральный интерес для правых партий. Даже явный сдвиг молодого поколения евреев в сторону Национального Фронта не меняет ситуации. Например, что такое 600 тысяч евреев Франции по сравнению с шестью или больше миллионами арабов. Европейские евреи, скорее всего, сами по себе мало интересуют эти партии. Их интересует Израиль как модель и фронт одновременно.  Прорыв исламистов на этом фронте может иметь далеко идущие последствия.

Большую активность в поддержке Израиля проявили итальянские постфашисты. Это вызывает особый интерес, поскольку речь идет о партии, входящей в правительственную коалицию. Ее лидер Джанфранко Фини, который  претендует в будущем занять пост премьера, будучи министром иностранных дел, посетил Израиль с официальным визитом. Израильские власти долгое время отказывали Фини в связи с тем, что его партия чтит  Муссолини (внучка дуче — Алессандра Муссолини имеет в ней большое влияние). Но Фини проявил настойчивость, и еврейская община Италии повела себя очень рационально, лоббируя визит Фини в Израиль. Но Фини пришлось выполнить условие израильского МИДа: признать разрыв с наследием Муссолини.

Говоря о правых, антииммиграционных партиях, не обойти партию Марин Ле Пен. Раньше, когда это была партией её отца, в неё входили мелкие лавочники, мелкие предприниматели, люди старше среднего возраста, коммерсанты. Это, в основном, люди из провинции, которые не очень хорошо разбираются в глобальных политических идеях. Марин Ле Пен вначале была юридическим советником партии и сделала очень много для того, чтобы «очеловечить» эту партию, сменить ее имидж. Чтобы она стала воспринимается не как антисемитская партия, а, скорее, как антиарабская партия. Она обращается к французам еврейского происхождения и говорит: «Мы абсолютно вам не враги. Ваши враги – это исламисты, это эмигранты из арабских стран».

Когда она была депутатом Европарламента, она записалась в делегацию, которая должна была посетить в 2006 году Израиль. Представители Израиля ее спросили, собирается ли она посетить Яд Вашем. Она заявила, что да, после чего получила отказ. Тогда она с иронией заявила, что, наверное, у Израиля очень много друзей в Европе, если они отказывают депутату Европарламента.

В конце концов, Марин Ле Пен не участвовала в Холокосте, и нет ничего плохого в её стремлении изменить изнутри направленность партии, созданной её отцом. Аналогичный, только ещё более глубокий перелом происходит в русском национальном движении. Для начала, наверное, следует отметить существование двух различных направлений: первое – «имперско-державное, выступающее за всемерное усиление роли России на мировой арене по образцу воссозданной дореволюционной Российской империи; второе направление – русское национальное, выступающее за создание Русского национального государства Русь на обломках разваливающейся России».

Русское национальное движение насчитывает десятки партий и направлений. 20 лет назад наиболее организованной и многочисленной организацией национального правого движения в постперестроечной России была явно нацистского толка Баркашовская партия РНЕ. В дальнейшем события развивались, к счастью, таким образом, что бывшие баркашовцы и их союзников оказались выброшенными из официальной политической жизни страны.

Сегодня в национальном лагере можно заметить много вполне вменяемых людей.

Однако наиболее активно в поддержку Израиля выступает Национально-демократический альянс. Это  правоцентристское общественно-политическое движение, созданное в марте 2010 года.  Для этого нового национально-демократического движения совершенно логичными и естественными представляются дружественные отношения с Израилем, который находится на переднем крае евроатлантической цивилизации в ее борьбе с агрессивным исламом. Более того, национал-демократы призывают всех, кому дорог «западный мир», его ценности и культура, стать последовательными друзьями Израиля.

Впрочем, негативное отношение к Израилю сегодня остается характерной чертой лишь «вечно вчерашних» ультра-правых маргиналов и всевозможных левых союзников «борющегося народа Палестины», которые по-прежнему видят в евреях «возмутителей спокойствия, порядка и мирной жизни семьи народов»

Новые национал-демократы активно восстают против того, чтобы «носить чадру и стоять раком на улицах Парижа, Лондона, Берлина и других городов будущих европейских халифатов». Они больше других освободились от инерционности мышления, и не желают «оставаться в плену прежних привычных стереотипов: всё зло от евреев; борьба с ними – главная задача истинных либералов, левых, правых, демократов, анархистов, антиглобалистов, защитников окружающей среды…».

                Наиболее ясно позиция европейских правых либералов в отношении Израиля  выражена Г. Вильдерсом. Израиль остается практически единственным в мире национальным государством. Хотя для остальных этносов в стране предусмотрены равные социальные, медицинские и другие права, а также возможность создавать свои национальные сообщества и изучать родной язык. Все это и называется  национальной демократией. То есть, демократией с жестким национальным приоритетом, касающимся исключительно стратегических областей экономики, обороны или политики.

Национал-демократы  разделяют мнение о том, что Великобритания получила мандат на Палестину с целью оказания помощи евреям в создании национального дома. То есть она не получала права делить эту землю и передавать ее кому-либо другому. Великобритания знает, кого называли палестинским народом. Кровопролитие на Ближнем Востоке продолжается из-за политики Великобритании, которая ради собственных интересов нарушила право данного ей мандата.

Дмитрий Радышевский задается вопросом: «Когда же началось моральное падение Англии? прологом стал 1921 год, когда Британия ради, как ей казалось, политической целесообразности разделила Землю Израиля. Тогда Секретарь колоний Уинстон Черчилль, как он сам признается в дневниках, «одним прекрасным утром одним росчерком пера» отдал три четверти Земли Обетованной бедуинскому вождю Абдалле для создания нового арабского государства – Трансиордании.  Другие предательства англичанами обязательств Британского мандата последовали как снежный ком: ограничение еврейской иммиграции, поощрение арабских гастарбайтеров, которые сотнями тысяч начали стекаться в Израиль в поисках работы на сионистских фермах и затем превратились в «палестинцев», и, наконец, Белая Книга 1939 года, которая захлопнула доступ в Эрец-Исраэль миллионам европейских евреев, пытавшихся спастись от нацизма. Они расчленили Эрец-Исраэль – и получили за это обещанное Библией проклятие. Британия потеряла статус Империи и мирового лидера, уступив его США.Черчилль искупил свой грех раздела Земли Израиля бесстрашным лидерством в борьбе с нацизмом Британия была единственной европейской страной, не покорившейся нацизму. Британия была твердыней антикоммунизма в Европе: недаром советские перебежчики искали убежища в британских – не в американских – посольствах: потому что знали – англичане не выдадут.Cовременная Британия может исправить путь свой, возглавив европейское сопротивление исламофашизму.

Национал-демократы  выступают в защиту еврейских поселений, рассматривая их в качестве форпостов не только Государства Израиль, но и евроатлантической цивилизации как таковой. Для них еврейские поселенцы – не ковбои, а люди, пришедшие на свою родную историческую землю.

Они понимают, что уничтожение Израиля развяжет руки тотальной арабской экспансии и приведет к полной исламизации Европы, США и России. Поэтому они против того, чтобы подыгрывать временщику в американском Белом доме.

Евросоюзовские  «друзья»  ненавидят Израиль не только в силу своей левой ментальности. Финансируемое ЕС (около 50%) совместно с Соединенными Штатами (31%) Ближневосточное агентство ООН для помощи т.н. палестинским беженцам – UNRWA -   загнало палестинскую проблему в тупик, превратив Палестинскую автономию в крупнейшего в мире получателя гуманитарной помощи, они сами неплохо пристроились возле созданной ими кормушки.

В унисон с ними молодая политическая элита Израиля, воспитанная на общечеловеческих ценностях и либеральной демократии, стала «голосить» о «чувстве вины» перед палестинцами, подтолкнув к основательной ревизии идеологию сионизма, заменив ее на некий «пост-сионизм».

Захватив власть в СМИ, «постсионистам» удалось развернуть беспрецедентную по масштабу «промывку мозгов» населению, необходимую для принятия таких позорных политических актов, как «конференция в Мадриде», « Ословские соглашения»,  «Дорожные Карты» и, наконец,  признание Палестины в качестве государства-наблюдателя ООН.

Таким образом, в 90-е годы были практически сведены на нет все достижения национального государства,  как в области обороны, так и в области национальной политики. И только благодаря неистребимому чувству самосохранения у еврейского народа к власти все-таки с 2001 года пришли правые или правоцентристы. Однако, к сожалению, они вынуждены придерживаться преемственности политики, оставленной им в наследство левыми. Что же касается СМИ, то там левый «беспредел»  продолжается в полной мере.

Правые национал-демократы не могут, конечно, действовать столь активно, как левые европейцы, которые совместно с левыми израильтянами ведут дело к уничтожению Израиля, чтобы вернуть положение дел с евреями к прежней удобной ситуации, когда была еврейская диаспора, и не было Израиля.  Тогда каждая страна могла делать со своими евреями всё, что ей нужно в соответствии с требованиями «текущего политического момента».

В своих странах большинство соотечественников не понимают, почему национал-демократы поддерживают Израиль, когда все считают его (Израиля) политику  агрессивной и не служащей интересам стран западной демократии. Оно и понятно – на общественное мнение оказывают давление не только светские организации левой ориентации, но и религиозные. В частности, Ватикан настроен очень критично по отношению к Израилю, заявляя: «Израиль не может использовать библейскую концепцию Земли Обетованной или избранного народа для оправдания своих новых поселений в Иерусалиме, либо территориальных претензий». Поэтому каждого, кто выступает в защиту Израиля, награждают  «почетным» титулом фашиста и расиста.

Все радикальные правые партии выступают как заклятые враги национальных элит, усматривая в них угрозу  не только государственным структурам, но и  «истинной» природе «простого человека». Коррумпированные элиты также обвиняются в сотрудничестве с международной бюрократией, которая угрожает суверенитету национального государства. Поэтому национал-демократы относятся с подозрением к ЕС, ООН и к политике глобализации. И это тоже соответствует интересам Израиля.

Основой международного сотрудничества национальных партий и движений может стать понимание национализма как «выражение национальной гордости и суверенного самоуважения, органически несовместимых с тем, чтобы судьба твоего народа была менее важна, чем все другие вопросы мирового значения. Всякая идея о спасении мира – есть позорная ложь..». Это высказывание принадлежит Владимиру Жаботинскому.

            Что такое национал-демократия по-русски?  Русская национал-демократия имеет целый ряд моментов, сближающих её с аналогичными западно-европейскими политическими течениями. Это, прежде всего, приверженность ценностям свободы, частной собственности, а также понимание опасности экспансии исламизма. Кроме того, как и наши западно-европейские коллеги, она стоит на позициях принципиальных симпатий к Израилю. Партия Г.Вильдерса, представляющая собой правый политический феномен нового, современного типа, несомненно, близка русским национал-демократам.

Алексей Широпаев, показав в статье  «Тьма-родина», как искалечила «безнациональная империя русскую личность», отделил национал-демократов от квасных патриотов, находящихся во власти имперских маний и антизападных фобий, подверженных чувствам стадности и страха перед свободой.

Он мечтает о том времени, когда появится, наконец, русский бюргер – понятие, подразумевающее «свободу от психопатической тяги к «предельному и запредельному», от «безбытности» и «богоносности», означающей, как правило, непролазные сортиры и неадекватность «по жизни».

            Российское государство, считает Широпаев,  всегда боролось «с бюргерством как состоянием души; оно начало свой исторический путь с уничтожения республики-бюргера -Великого Новгорода. Империи всегда был нужен босяк, а точнее психологическое босячество». Для национал-демократии в России — стране глубоко анти буржуазной, психологическая буржуазность является основополагающей. Что касается традиционных ценностей, то под ними понимаются не патриархальные русские ценности, а европейские либеральные ценности плюс борьбу с эмиграцией.

Главная особенность русской национал-демократии состоит в том, что она не рассматривает историческое российское государство как отвечающее интересам русских, поскольку оно в действительности всегда преследовало имперские интересы. Поэтому русская национал-демократия носит антиимперский, антиколониальный, освободительный характер. НДА считает, что нынешняя РФ типологически является продолжением,  как Российской империи, так и СССР.

            Во внешней политике приоритетным является европейский вектор развития, основанный на свободе и частной собственности, «но отнюдь не Евросоюз, который пугает бюрократизмом, социалистичностью и политкорректностью, разогретой до градуса религиозного фанатизма. Выходцы из третьего мира, живущие за счёт щедрых социальных подачек, в немалой степени обеспечивают электоральную поддержку архитекторам ЕС. Необходимость считаться с многомиллионной массой европейских мусульман диктует Евросоюзу его гнилую политику в отношении Израиля».

Придерживаясь в целом проамериканской позиции, русские социал-демократы к президенту Обаме относятся критическое, считая, что он олицетворяет собой некую другую Америку, отличную от той, которую «создавали отцы-основатели и которую знали до недавних пор». В целом политический прагматизм, утвердившийся на Западе в качестве нормы, удручает русских национал-демократов, вызывая ностальгию по временам холодной войны, которые теперь им кажутся романтическими, когда империю зла прямо именовали империей зла…

К сожалению, не все русские националисты понимают опасность экспансии исламизма. Многие из них по-прежнему пребывают во власти инерции, заданной на заре 90-х годов патриотическими идеологами, хотевшими «поженить» русских и ислам. Так, в газете Александра Проханова «День» даже была рубрика: «Славяно-исламская академия». В результате многие русские националисты и сейчас считают хорошим тоном щеголять в палестинских платках.

Неустанная борьба с т.н. «мировым сионизмом» заслонила от них актуальную динамику планетарных сил: фактор Китая, исламский мир, стремительную «хиджабизацию» Европы и самой России, падение процента белого населения в США. Более того: в своём ослеплении «российская патриотовщина», как правило, рассматривает исламизм как союзника по борьбе с «сионистским Западом».

Русский Национально-Демократический Альянс, будучи самой новаторской и перспективной организацией, не видит возможностей объединиться с теми, кто стоит на «имперских, советских, клерикально-православных или антидемократических позициях».

            В последнее время в России наблюдается рост количества политических движений откровенно расистских и нацистских, стремящихся реанимировать идеи национал-социализма времён 3-го рейха. Русские национал-демократы видят в этом попытку «преодолеть архаичные идеологические клише – как православно-монархические, так и сталинистские». Однако они считают, что это невозможно сделать на основе национал-социализма, который предлагает русским лишь новую версию «вождизма, патернализма, изоляционизма и имперства», способных регенерировать известный черносотенный «образ врага».

Вменяемые же люди начинают понимать, что у русского национализма лишь один верный путь – «вместе с Западом, частью которого является и Израиль, находящийся на переднем крае противостояния Севера и Юга».

Нынешняя российская власть «предлагает свой аналог новой европейской идентичности, внедряемой сейчас бюрократией ЕС» не понимая, что, «сохранить русскую идентичность в России возможно лишь путём создания русских республик».

            Израиль находится на пике противостояния цивилизаций — европейской и фундаментально-исламской и одновременно на пике противостояния цивилизаций — фундаментального национализма и европейского безнационального толерантизма.

Русские национал-демократы видят в европейском толерантизме идеологию самоубийства Европы, поскольку толерантизм «меняет не только этно-религиозную карту Европы, он в корне меняет облик и атмосферу европейских городов, сам европейский ландшафт. Это хорошо понимают европейцы, протестующие против расширения строительства мечетей.  Толерантизм морально разоружает европейцев. Поэтому они поддерживают израильтян, которые невосприимчивы к «этой заразе нашего времени».

О лидерах национал-демократов. В  русском национал- патриотическом лагере Елена Чудинова — заметная фигура, противостоящая «евразийцам» и «изоляционистам» —  «радетелям азиатского курса». «Христов континент» — это её термин, вошедший уже в полемический оборот, —  породил всю современную цивилизацию, считает Чудинова. Поэтому не время нам, «соседям и родне, поступать друг с другом непорядочно пред лицом цивилизационной катастрофы» — сказала она в недавнем интервью британскому телепорталу «Рашн ауэр». И через призму этой надвигающейся цивилизационной катастрофы она рассматривает всё и всех, и в этих условиях ищет союзников. «Я — писатель, который пишет именно в контексте христианской культуры, христианской цивилизации, -  говорит Елена Чудинова — следовательно, в каком-то смысле мы все – родня».

Елена Чудинова последовательная антикоммунистка. И тот католицизм, который представляет Ватикан, от имени которого говорит Ратцингер, она называет «попсой» от католицизма. По её мнению, настоящие католики – это те, которые [i]практикуют старинный католицизм. Об Исламе она говорит как о религии рабов, «потому что мусульманская женщина — рабыня мужчины, а рабыня может рожать только рабов. Раб — человек лишенный чести. Нет у них чести. Для них главное — показ лица. Если нет свидетелей, то и нет позора. Словом, налицо отрицание христианского принципа: позор — это внутреннее чувство. А кафиры для них — мы все, что б там ни говорилось на экуменических игрищах и евразийских тусовках.  Ислам — негативная религия. Европа, отрекшаяся от христианских ценностей, отступает под его натиском».

Елена Чудинова считает, что в этих условиях «благополучному пофигисту не выжить. Все в жизни повторяется. Были римляне, которые ни во что не верили. Комфорт у них был не хуже нашего, а может и даже лучше. Постмодернизм у них был свой. Свои литературные изыски. А потом пришел варвар и зарезал эту высокоэксистенциальную свободную личность в ее собственной ванне-джакузи. Когда образованный человек начинает впадать в комфортное состояние пофигизма, приходит варвар. Сегодняшний варвар — в зеленом».

Марин Ле Пен — абсолютно профессиональный политик. Сначала она заняла какой-то пост в партии, созданной её отцом, потом она баллотировалось в региональном маленьком муниципалитете, потом она стала депутатом Европарламента. За её плечами очень хорошая политическая школа.

В 2005 году, когда её отец в интервью крайне правому еженедельнику сказал, что оккупация Франции во время Второй мировой войны, не была уж такой антигуманной, Марин просто хлопнула дверью, уехала в их семейное имение в Бретани и была готова выйти из партии. Официально было объявлено, что она поехала отдыхать с детьми.

Она сказала отцу, что все делает для смягчения образа партии, чтобы привлечь больше людей, а он ей вставляет палки в колеса.

            Национал-демократ Алексей Широпаев называет себя прогрессистом, западником, неоязычником. Говорит, что Валерия Новодворская ему гораздо ближе «патриотов», поскольку «адекватный русский национализм вовсе не противоположен западничеству и демократии». Когда был учреждён Национал-демократический альянс (НДА), Широпаев стал одним из его сопредседателей, наряду с Ильёй Лазаренко и Михаилом Пожарским.

            Помимо этого, Алексей Широпаев — талантливый и популярный русский поэт и писатель. Начинал он как православный монархист, и как все представители подобных движений в России боролся с «мировым сионизмом». Но в 2002 году в статье «Красный Юг» он написал : «Не выступает ли сегодня государство Израиль в качестве форпоста Белого мира — само в расовом смысле к нему не относясь?». А в начале 2009 года, во время израильской операции «Литой свинец»  в Газе, вышла его статья «Почему я за Израиль?».

Так, Алексей Широпаев стал первым российским политиком, открыто поддерживающим Израиль против его арабского окружения. Происшедшие в нем изменения Алексей Широпаев объясняет осознанием того факта, что Израиль является форпостом «Севера в его цивилизационном противостоянии Югу, чьим авангардом выступает исламский мир».

В основу контактов НДА с израильскими сионистскими движениями легло сочетание национализма и европейских демократических ценностей.  Национал-демократы считают, что распространение исламского экстремизма является одной из ключевых угроз миру и России. Кроме того, они выступают против левой европейской доктрины «толерантности» и двойных стандартов. Их привлекат также здоровый израильский «национализм в сочетании с подлинной демократией, динамичным развитием и устремлённостью в будущее» .

Религиозные движения в поддержку Израиля. Дм. Радышевский в своей книге «Последнее возвращение» показывает, что «христиане ненавидят евреев не за то, что те якобы убили Христа, а, наоборот, – за то, что они совершенно определенно его родили. За то, что Иисус, этот еврей, задал человечеству такой невозможно высокий моральный стандарт, что христиане чувствуют постоянную тяжелую вину несоответствия ему, но, не дерзая впрямую восстать на своего Бога, восстают на тех, кто привел Его в мир: на свидетелей Его существования – евреев». Однако уже 200 миллионов христиан-сионистов, которые «обрели полную гармонию и любовь со своим Богом внутренне,  сразу обретают и наружно гармонию и любовь с Его свидетелями  – с евреями.. <27 >.

Лидер и основатель крупнейшей такого рода организации «Объединённые христиане за Израиль», которая насчитывает сотни тысяч членов, пастор Хейджи призывает тех, кто солидарен с Израилем и еврейским народом, послать громкий и ясный сигнал Израилю, Ирану, ООН и всему миру: «Мы поддерживаем Израиль сегодня,  будем поддерживать его завтра, и будем поддерживать его всегда».

Другие христианские организации, которые даже видят в евреях антихристианскую силу, полагают, что это религиозное заблуждение самих иудеев, их проблема. Но главным считают отсутствие с их стороны боевых действия против христианского мира.

Напротив, именно израильтяне защищали в 2002 году церковь Рождества Христова в Вифлееме, когда был совершен её террористический захват и осквернение.

После этого события израильтяне обратились к Патриарху Алексию II с предложением создать христианский кантон в Вифлееме. В израильской армии есть подразделения арабов-христиан. Они-то знают, с кем им легче сосуществовать. Иными словами, распространённая точка зрения «арабы не хотят жить в сионистском Израиле» не соответствует действительности.

Отношение христиан к Израилю эволюционировало. В 1949 году протестантские миссионеры видели в сионизме «проявление неверия в Промысел Божий»;  в 1952 году они осуждали создание Израиля как греховное деяние;  а  через четверть века даже в учебнике по религии для начальных школ можно было прочитать: «История Израиля отмечена постоянно повторяющимися прорывами из несвободы к новой жизни. Возвращение евреев изо всех стран мира в новое Государство Израиль следует рассматривать как такой прорыв». И Заключение Синода Евангелической церкви от 1980 г. провозгласило «создание Государства Израиль свидетельством верности Бога Своему Народу».

Перелом в отношениях западных христианских конфессий к иудаизму и еврейству  инициировали протестантские церкви. Немецкие протестанты  не только  признали свою виновность и ответственность за Холокост, но и осудили антисемитизм, а также признали связь христианства с иудаизмом и избранность Израиля, отказавшись при этом от миссионерства среди евреев.

Лютеранский богослов Ф.-В. Марквардт писал: «Освенцим зовет к тому, чтобы сегодня мы услышали Слово Божие совсем не так, как нам передали его наши богословские наставники и проповедники прошлых поколений. Это коренное исправление затрагивает сущность христианства, как мы ее понимали до сих пор».

Угроза международной изоляции. Если крошечный и практически безоружный Ишув 65 лет назад отстоял свою независимость, почему же и кого может бояться Израиль сегодня, когда  его арсенал вооружений позволяет уничтожить всю планету. А если сегодня его не хватает, то завтра он может быть пополнен. Что может угрожать Израилю? Говорят – международный бойкот.

В современных условиях глобального мира в случае объявления Израилю бойкота, ему, мол, не выжить. Арабы считают, что международный бойкот может задушить Израиль буквально в два счета. Поэтому они прикладывают такие огромные усилия в борьбе за мировое общественное мнение, надеясь достичь в этой области реванша за унизительные поражения в попытках уничтожить Израиль военным путем.

Но в мире нет и никогда не было абсолютного единства. Как сказал Пастор Хейджи, «Наш мир разделён на тех, кто поддерживает Израиль, и тех, кто его не поддерживает». Целый ряд стран чисто «технически» уже не могут обойтись без сотрудничества с Израилем. Они нуждаются в поставке запчастей и вообще в сервизном обслуживании закупленных у Израиля изделий и технологий. Кроме того, существуют страны, которые поддерживают Израиль из принципиальных, а не только меркантильных соображений.

            Кампании по делегитимации Израиля. Арабские и пропалестинские организации пытаются всячески очернить и оболгать Израиль. Кампанией по делегитимации еврейского государства охвачены десятки университетов — от Италии до США, от Южной Африки до Норвегии. Антиизраильские акции охватили Австралию, страны латинской Америки: Колумбию, Венесуэлу, Мексику. Но, конечно, основные усилия арабы прилагают в университетских кампусах США и Канады.

Вот и последнее решение по Палестине, принятое на Генассамблеи ООН, продемонстрировало, в том числе, пропагандистские успехи пропалестинских организаций. И  не стоит успокаивать себя, будто бы ничего особенного не произошло, ибо то решение никого ни к чему не обязывают. Ведь представители 138 стран, включая столпов мировой демократии, проголосовали за Палестину без Израиля.

Таким образом, само голосование стало индикатором негативного отношения к Израилю. Впрочем, в рамках ООН оно всегда было таким с момента провозглашения независимости Израиля. Этот «политический Холокост» давит на руководство Израиля, ограничивает действия его армии и одновременно прикрывает ХАМАС.

За всё время существования государства Израиль не было года, чтобы Генеральная Ассамблея ООН не приняла какой-нибудь антиизраильской резолюции. Хотя все эти годы арабские страны не скрывали своего намерения окончательно решить вопрос о существовании Израиля, «сбросив евреев в море». А при этом Израиль обвиняли в расизме, апартеиде, геноциде и пр.

После создания государства Израиль возник новый антисемитизм с  чертами интеллектуального явления. Это новое явление нашло отклик  в левых университетских и академических кругах.

Но антисемитизм, не был результатом «неполиткорректной» израильской политики в рамках локального конфликта. Вот, например, локальный конфликт в Чечне не поднял же волну ненависти к русским, или суд над Милошевичем — к сербам. То есть, антисемитизм, как и прежде, никогда не был непосредственным результатом «плохого» поведения евреев, так и теперь новый, сфокусированный на Израиле антисемитизм никоим образом не связан с его отношением к арабам.

Хотя Израиль постоянно пытаются представить в глазах мировой общественности жестоким монстром, подвергающим издевательствам уже четвертое поколение палестинских арабов. За это время были уничтожены миллионы людей: в Эритреи, КНДР,  Камбодже, Ираке, где душили газами курдов. В Израиле же тем временем численность граждан Израиля арабского происхождения увеличилась со 150 тысяч в 1948 году до 1. 640.000 в наши дни. А вот численность еврейского населения в странах Магриба, Ближнего и Среднего Востока сократилась в десятки раз, а в некоторых из стран этого региона евреев вообще не осталось.

Израильские арабы пользуются всеми правами: дети учатся в государственных школах с преподаванием на арабском языке; социальное страхование, включающее пособия по безработице, болезни, инвалидности и старости; бесплатное медицинское страхование, при котором не работающие и не выплачивающие взносы арабские матери и их дети, получают бесплатное медицинское обслуживание наравне со всеми.

Арабы имеют право голоса и свои партии в израильском Кнессете; на развитие арабской культуры еврейское государство ежегодно выделяет крупные суммы; существует государственное телевизионное и радио вещание на арабском языке; издаются газеты, книги и журналы на арабском языке; в государственных университетах для арабских студентов созданы мечети, и много других прав.

При этом, израильские арабы освобождены практически от всех обязанностей, включая главную и самую тяжёлую обязанность по защите государства. Каждый израильский юноша проходит 3 года срочной военной службы, а затем, до 50 лет — ежегодные военные сборы сроком до месяца. Израильские арабы освобождены от всего этого. Это очень удобно, когда имеешь все права, и практически никаких обязанностей.

Ни в одной арабской стране у арабов нет таких прав и льгот, как в Израиле. Ни в одной арабской стране араб и его дети не чувствуют себя столь защищёнными, как в Израиле.

Ни в одной арабской стране арабы не позволяют не-мусульманам пользоваться, хотя бы частью тех прав, свобод и льгот, какими арабы пользуются в Израиле.

В этом причина того, что рождаемость израильские арабов, превышает рождаемость их соплеменников в арабских странах. В этом причина того, что арабы из Палестинской Автономии и арабы из окружающих стран стремятся получить израильское гражданство, часто путём женитьбы на израильских арабках.

Новый антисемитизм совершенно открыто распространяется средствами массовой информации, находя горячий отклик  в левых университетских и академических кругах. Более того, интеллигентские круги не только не отстают в этом «высокоблагородном» деле от ультраправых, и второго поколения иммигрантов из исламских стран, но и во многом опережают их.

Европейский антисемитизм сливается с мусульманским и одновременно распадается на множество течений, что предоставляет  возможность всем антисемитам выбрать себе наиболее подходящее из них. Просто поражает разветвленное множество нового антииудаизма и антисемитизма. Подробнее ознакомиться с этим «интеллектуальным продуктом» можно в статье «Новый антисемитизм в кругах европейской интеллигенции» Ривки Шпак-Лисак.

В левых интеллигентских кругах западных стран дошли до признания того, что поддержка создания государства Израиль была их исторической ошибкой, которую необходимо теперь исправить. Теперь об Израиле уже начали говорить, как об обреченном проекте, неминуемая смерть которого уже неизбежна. Аналитики, политологи пророчат полный крах проекту, который уже якобы исчерпал весь свой первоначальный заряд первых сионистов, а также своими преступлениями и государственным террором в отношении палестинцев настроил против себя практически весь прогрессивный мир. Но хоронить Израиль кажется преждевременным. К этому случаю более чем к любому другому, подходит поговорка: «Не дождетесь».

А вот людей с противоположным образом мышления, благодаря которому у них сформировалось другое, «правое» мировоззрение, почти не слышно. Их голоса тонут в море антиизраильской, антиеврейской ненависти. Сегодня уже лишь немногие сомневаются, что об Израиле пишут всегда отрицательно за большие гонорары исламских стран. Объективной прессы почти не осталось ещё из-за страха перед радикальными элементами.

Ненависть людей, объединившихся на платформе этого нового антисемитизма, материализуется в виде создания новых форм ведения войны против Израиля, против евреев, против всей западной цивилизации. А для ответного удара Израилю требуется виза «международного сообщества».

Понятие тыла в Израиле больше уже не существует. Ракеты могут быть направлены и в сторону ядерного реактора в Димоне, и нефтегазовой платформы в Средиземном море. Все зависит от страха перед неизбежным возмездием. То есть насколько мощным может оказаться ответный удар. Народ, подвергшийся такому нападению, имеет не только право, но и обязанность защищать себя всеми средствами, отказавшись от принципа «справедливого наказания виновных».

Израильтяне любят свою землю, но после многих лет промывки мозгов чувствуют себя гостями на своей собственной земле. Большинство усвоило левый дискурс: арабы здесь навсегда, как скала, которую нельзя сдвинуть. Еврей же — лишь временный гость, который должен постоянно извиняться за свое присутствие на Земле Израиля».

К тому же Израиль, если даже откажется от Иудеи и Самарии, будет все еще сомневаться, по праву ли ему принадлежит Иерусалим. Для арабов же «спорной» территорией является вся Палестина — от Иордана до моря, и они умеют ждать: если иудеи уже готовы отказаться от Иудеи и Самарии, то вскоре  могут отказаться и от остальной своей территории.

Поэтому и происходят невиданные вещи: не руководство Газы, а правительство Израиля ищет и находит способ сохранения инфраструктуры в Газе.  Руководство анклава, ненавидя Израиль, отказывается от каких либо контактов с его руководством. Поэтому Израиль для спасения электростанции в Газе, которая простаивала из-за нехватки горючего, будет продавать его правительству Салама Файяда в Рамалле. Затем купленное горючее в израильских компаний «Дор» и «Алон»  будет переправляться в Газу. Так Газа будет ежедневно получать 400-500 тысяч литров горючего.

Страх не дает Израилю завершить работу по искоренению террора, которую можно было сделать за три дня, но армии не дали это сделать. Все антисемиты в разных частях света, включая еврейских, предпочли откупиться от террористов, предавая Израиль. Ими тоже двигал страх. А страх – это успех терроризма.

Как не вспомнить здесь о том, что Тора была дана на все времена и, как пишет Дмитрий Радышевский, «нынешний Исход для Израиля еще не завершен – ни духовно, ни физически. Физически Израиль еще не вернулся в Обетованную ему землю: ему не позволяют. Евреям не дают вернуться в «харт-ленд» крошечного Израиля – Иудею и Самарию, куда завещал Израилю вернуться из Египта сам Всевышний…В том, что Исход еще не завершен, Израиль, конечно, виноват сам – отсутствие духовной цельности привело к отсутствию цельности территориальной. Также рабство евреев в Египте было их собственной виной. Однако это не сняло вины с фараона, и Всевышний покарал его. Сегодня запрет, который мировое сообщество наложило на возвращение Израиля в Иудею и Самарию, в точности подобен запрету египетского царя: современный фараООН точно также навлекает на весь мир, как в свое время нильский сатрап — на Египет, казни и проклятия.

 Фараон международного сообщества – исламский блок и трусливо соглашающийся с ним Запад — не позволяют Израилю идти в обетованную ему землю. За это весь мир пожинает сегодня казней – они происходят сейчас, на наших глазах.

  Да, сегодня эти казни стали утонченнее и выборочнее – теперь эти напасти могут миновать праведников разных народов, а из милосердия небесного – и грешников. Можно спастись индивидуально от этих казней, но страны международного сообщества будут страдать все – за их извращенную и ущербную политику, чья лакмусовая бумажка – поддержка «палестинского дела», единственная задача которого – уничтожение Израиля, то есть предотвращение нового Исхода.

 Современные деспотии жили и живут в непреходящем мраке тьмы египетской. Им терять нечего. Нынешние казни больнее всего для передовых – США, Европы и других развитых демократий. (Точно также процветающим и передовым был в древнем мире Египет фараона). Ибо сегодняшние либеральные демократии ожесточили свои сердца не только по отношению к Израилю, но ко всему святому и цельному, что было в них самих: Израиль – лишь символ этой святости» <28>.

Литература:

1. Виталий Раевский.  ИЗРАИЛЬ и “ПАЛЕСТИНЦЫ” – МНЕНИЯ по СТРАНАМ (по опросу CNN) http://maof.rjews.net/actual/13-2009-07-21-16-52-07/27578—cnn

 2. Е.В. Коровина Израиль пытается утвердиться в Африке

http://maof.rjews.net/actual/13-2009-07-21-16-52-07/24107-2009-09-17-15-50-34

3. Палестинская автономия провозгласила себя государством http://podrobnosti.ua/power/2013/01/05/880255.html

4. Власти Палестины: Мы на грани бюджетного краха http://top.rbc.ru/politics/07/01/2013/839480.shtml

5. Елена Чудинова. Русские и Израиль: правый всегда поймет правого  http://debryansk-rus.org/

Национал-демократия в России http://ru-nazdem.livejournal.com/1654188.html

6. Проект Еврабия или Европа как зона димми. http://clubb.wordpress.com/

7. Юлия Латынина: «Европа, ты офигела!» http://www.novayagazeta.ru/politics/48064.html

8.  Рост националистических настроений в Европе http://echo.msk.ru/programs/magazine/756569-echo/

9. Арье Барац. ПО ПРАВУ САМОЗАЩИТЫ. http://www.abaratz.com/index.php?page=pub2012.htm

10. Авааз помогает людям: присоединяйтесь!

http://www.irespb.ru/?id=917&cat=2&type=0

11. История современного патриотического движения в России: поражения, ошибки и уроки http://ruskline.ru/news_rl/2012/05/03/

12. АЛЕКСЕЙ ШИРОПАЕВ. Интервью редакции ИНД «ДОМ ДАВИДА» http://isradem.com/index.php?newsid=243

13. Национал-демократия в России http://ru-nazdem.livejournal.com/1654188.html

14. Елена Чудинова. Ближневосточный конфликт в персоналиях

http://expert.ru/2012/11/28/blizhnevostochnyij-konflikt-v-personaliyah/

15. Самсон Мадиевский.  ОТНОШЕНИЕ ПРОТЕСТАНТСКИХ ЦЕРКВЕЙ ГЕРМАНИИ К ИЗРАИЛЮ И ПАЛЕСТИНО-ИЗРАИЛЬСКОМУ КОНФЛИКТУ. http://www.sunround.com/club/22/22_123_madiev.htm 16. Российский общенародный союз Бабурина (http://www.politex.info/content/view/350/30/)

17.  Дмитрий ДАНИЛОВ. «Христианам будет предоставлен только один выбор – принять ислам или платить джизью».  Жар восходящей Еврабии  http://www.i-r-p.ru/page/stream-trends/index-16780.html

18. Ультраправые — взгляд изнутри  http://h.ua/story/38723/

19. Марк Солонин. http://mnenia.zahav.ru/Articles/362/poka_front_daleko_ot_moscow

20. Тарик Али. Сложности мультикультурализма

http://www.russ.ru/layout/set/print/Mirovaya-povestka/Smena-ekonomicheskogo-kursa-niveliruet-ksenofobiyu

21. Шимон Бриман. Русские сионисты спасут Израиль. http://www.forumdaily.com/175/

22. Давид Шехтер. “ Сколько стоит Родина?”

http://jerusalem-temple-today.com/maamarim/LifIs/10/06-10.html

zman.com

23. Тамаз Папуашвили Геополитические аспекты исламизации http://www.ca-c.org/journal/cac-04-1999/st_25_papuashv.shtml

24. Михаил Гольденберг. http://jerusalem-temple-today.com/maamarim/11/Goldenb/01-07.html

25. Арабы в Израиле — о чём молчат СМИ.  http://istor.99k.org/israel7.htm

26. Ривка Шпак-Лисак Новый антисемитизм в кругах европейской интеллигенции. http://www.antisemitism.org.il/article/21820/

27. Дмитрий Радышевский «Последнее возвращение»

28. Дмитрий Радышевский «Холокост на трех пальцах»: http://universalzionism.org/russian/articles07.php


[i]

Опубликовал: Аврутин Марк
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.