Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

От замысла до воплощения

Опубликовано: 2018-04-17 @ 19:12

Марк Аврутин

От замысла до воплощения

Конечно, всё началось не с декларации Бальфура. Просто Вейцман и его сторонники (оппортунисты) считали, что она дала все необходимые политические гарантии, и дело сионистов заключается отныне лишь в сельскохозяйственной колонизации Палестины и создании базиса для «национального очага».

С одной стороны, роль  Вейцмана с его широкими связями в самых разных кругах высшего общества, в первую очередь, ВБ и США, велика. Такое представительство сильно повышало авторитет сионистского движения. Но, с другой стороны, его идеализм, его вера в возможность создания нового народа, не имеющего ничего общего с галутным местечковым еврейством, оказали дурную услугу еврейскому движению.

Ведь, согласно первоначальному замыслу Герцля предполагалось создание независимого еврейского государства для решения еврейского вопроса путем массового переселения евреев в еврейское государство — организованный исход евреев Европы в самостоятельное еврейское государство. Поэтому Жаботинский требовал усиления в деятельности сионистов политического элемента и гарантий еврейской государственности «на обоих берегах Иордана».

Жаботинский резко выступал также и против господствующих в сионистском движении социалистических идей, указывая, что классовая борьба подрывает необходимое евреям национальное единство; он выдвинул лозунг: «только одно знамя» и сравнивал совмещение социализма и сионизма с поклонением двум богам сразу. Жаботинский провозгласил необходимость ревизии сложившегося к тому времени практического сионизма, исказившего первоначальные идеи основоположника. Герцль ведь не был социалистом, — социалистические идеи были привнесены оппортунистами.

Жизнь доказала ошибочность идей оппортунистов: декларация Бальфура не обеспечила политических гарантий; а арабофильское течение в сионизме привело к непрекращающемуся кровавому конфликту, длящемуся уже сто лет. Жаботинский же настаивал на необходимости жёсткого силового давления на арабов с тем, чтобы заставить их примириться с созданием еврейского государства в Палестине, да ещё и «на обоих берегах Иордана». 

Когда евреи ишува осваивали землю, помочь им могли только евреи галута. Для этого их нужно было сплотить. Этим занимался Жаботинский, издавая газеты и журналы, создавая еврейские организации в разных странах. Наиболее известным стал созданный им в 1923 году Бейтар.

Но как только арабы поняли, что международное сообщество намерено предоставить Палестину только евреям, они стали заявлять, что у евреев нет права на землю, которую они называют Эрец-Израэль. Это название «Земля Израиля» (ивр. ארץ ישראל‎, Эрец Исраэль) впервые упоминается в 1030 г. до н. э.  К этому времени по обоим берегам реки Иордан сложилось единое Израильское царство.

И евреи на протяжении трех тысяч лет поддерживали связь со своей исторической родиной. После изгнания евреев римлянами и разрушения второго Храма раввинами были основаны общины во многих местах Палестины. Но те евреи были религиозными, и не имели вообще никакого отношения к сионистскому движению, и никогда не стремились к возрождению на территории Палестины суверенного еврейского государства. Те евреи считали (и продолжают считать до сих пор), что возрождение государства – дело Мессии. Другими словами, нет прямой связи между постоянным присутствием евреев на этой земле со времен Иисуса Навина и возрождением там воинствующими атеистами еврейской государственности.

Но и палестинские арабы не являются потомками тех арабов, которые прославились своими завоеваниями в VII – X веках, включая и Палестину. В первой половины XX века евреев на территории Палестины называли «палестинцами», а арабов — просто «арабами». Лишь в 1964 году появился изобретенный в Советском Союзе «палестинский народ», когда потребовалось создать Организацию Освобождения Палестины (ООП) от евреев.

 В провозглашенном в 1948 году Ивритском государстве 20% его граждан (арабы) не скрывают своей враждебности к этому государству, категорически против признания его еврейского характера. Большинство оставшихся ненавидит ортодоксальных иудеев – потомков тех, которые на протяжении всего периода изгнания поддерживали связь с землёй Израиля. Даже во время войны за независимость они готовы были покончить с собственными фашистами — людьми из Иргуна, -  и перспектива гражданской войны их вовсе не пугала.

 Эта ненависть не совместима с осознанием древнего наследия, которое не может быть отброшено. Иудаизм для множества евреев, включая отцов-основателей, давно перестал означать принадлежность к избранному народу. А знание ими иудаизма стало настолько поверхностным, что даже многие из них, произнося перед окончанием Пасхальной трапезы: «В следующем году в Иерусалиме», не замечают, о каком Иерусалиме говорится в тексте Пасхальной Агады.

 А в Пасхальной Агаде говорится о Иерусалиме со вновь отстроенным Храмом, а не о Иерусалиме, в котором проводятся парады гордости. Поэтому препятствия к исполнению этого стремления остались, а значит, и пожелание это не утратило своей актуальности.

 Как можно мечтать о вновь отстроенном Храме, когда такие институты государства, как суды, армия, прокуратура, которые призваны защищать граждан еврейского государства, явно приняли палестинский нарратив, насаждая ложные моральные ценности, согласно которым все равны – и палестинский террорист и солдат ЦАХАЛа, который защищает и защищается?

 В ЦАХАЛе действует структура, представляющая левый израильский лагерь. Её цель не только морально, но и юридически, идеологически связать командование и солдат по рукам и ногам, а то они превратятся в нацистскую Германию. В результате, араба, не нанесшего второго смертельного удара из-за того, что у него сломался нож, не признали террористом. Зато солдата, добившего террориста, напавшего с оружием на солдат, признали преступником и посадили в тюрьму.

Не оплаченная ли это диверсия против своей страны? Тем более что источники оплаты уже неоднократно назывались. Но ведь страна находится в состоянии войны. Почему же тогда воюющая страна не предпринимает карательных мер к диверсантам, находящимся на содержании противника? Почему евреи не могут попасть в священные для них места, в то время как для арабов путь в еврейские кварталы свободен?

 

 

 

 

 

             

 

 

 

 

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.