Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Об израильской демократии

Опубликовано: 2017-04-01 @ 10:29

 

15. Об израильской демократии

            Израиль демонстрирует всем, что, даже  постоянно находясь в окружении врагов, страна может оставаться демократической. Можете назвать другую страну на Ближнем Востоке, где не только араб, но и еврей могут выступать на национальном телевидении, критиковать правительство и даже призывать к ликвидации сионистского государства? А уж как изгаляется «четвертая власть» — израильская пресса, — просто плакать хочется.  У одних это вызывает гордость, у других -  серьёзные опасения за судьбу Израиля.

            Те израильтяне, которые с гордостью заявляют, что Израиль не является теократией, им управляет закон, выработанный демократически избранным парламентом, наверное, путают теократию, то есть богоправление, с клерикализмом -  политической властью духовенства.

            Израильтяне ещё гордятся тем, что их демократия основывается на еврейских ценностях и следует многим еврейским религиозным традициям. Но еврейская традиция начиналась с подлинной теократии, а не с демократии.

            В Древнем Израиле политическая власть была распределена между пророками, священниками и судьями, то есть людьми, достигшими или наделенными высочайшим уровнем духовности. Демократия же, как власть народа, власть большинства обладает многими недостатками, проистекающими от того, что среди граждан, участвующих в голосовании самые образованные и умные составляют явное меньшинство, которое становится заложником большинства, этими качествами не обладающим.

            Другой недостаток – маленькие, но очень сплоченные  и активные группы, которые побеждают пассивное большинство и навязывают ему свою, часто радикальную,  повестку дня. Так было с захватом власти коммунистами, фашистами, нацистами. А сегодня можно привести в пример гомосексуализм, крайнюю левизну, либерализм, феминизм, сексуальную революцию и прочие напасти. Всё это не демократия в обществе, а парламентаризм — пропитанные политтехнологиями выборы в парламент.

            Гордятся израильтяне и тем, что Израиль не имеет государственной религии, и все существующие в нем вероисповедания пользуются свободой. Но ведь Израиль создавался как еврейское государство. То есть, не только государством евреев — по национальному составу большинства населения страны, но и еврейским государством — по духу. И до сих пор официально считается еврейским национальным государством, за что и подвергается нападкам.

            Однако проблема состояла в том, что значительная часть евреев не была религиозной.  А среди руководства сионистского движения секулярные евреи составляли  большинство. Не был ортодоксальным евреем и сам Теодор Герцль. Для сионистов того периода объединяющим  весь еврейский народ фактором было ощущение общей исторической судьбы, а не религиозное мировоззрение. Поэтому они предпочитали говорить о «государстве евреев», как говорят о Франции, что она —  страна французов.

            Но, в отличие от евреев, французы и так живут во Франции, и поэтому их не надо призывать вернуться в страну предков, как не надо призывать мировое сообщество вернуть землю французскому народу. И само понятие «страны предков» основано лишь на религиозных источниках.

            Однако так рассуждали, в основном, сионистские лидеры.  А среди простых евреев большинство были  религиозными. В Земле Израиля они составляли на тот момент почти 100% и хотели видеть своё государство еврейским.

            Правда, секулярные сионисты утверждали, что сионизм — это движение национальное, а не религиозное, и смотрели на религиозных евреев, как на «средневековых фанатиков». Ставили им в упрёк, что две тысячи лет религиозных ожиданий не воссоздали Израиль. Поэтому возрожденное государство будет еврейским  по национальным признакам — большинство населения, государственный язык и т. д. Религиозные евреи не соглашались с этим, но продолжали ехать в подмандатную Эрец-Исраэль. Часто между «фанатиками» и «отступниками» (секулярными сионистами) возникали столкновения, но  побеждали, естественно, те, кто находился у власти.

            Наряду с этими двумя группами – религиозными не-сионистами и нерелигиозными сионистами – сформировалась третья группа, которая утверждала, что у будущего еврейского государства есть религиозное значение. А создание такого государства — необходимый шаг для наступления мессианской эры, и поэтому обязанность религиозного еврея состоит в активном участии в сионистском движении,  чтобы помочь ему, исправляя его ошибки.

            Эту группу составляют религиозные сионисты. Сегодня они являются не только самой активной, но и самой творческой частью израильского общества. Их можно встретить везде: в науке, в армии, в адвокатуре, в медицине, в бизнесе, в общественной жизни Израиля.

            Они составляют почти 40% поселенцев за «Зелёной чертой». Им принадлежит большинство в Совете поселений. Их очень много среди университетских профессоров и высших офицеров ЦАХАЛа, что вызывает тревогу у левонастроенных политических деятелей.

            Вместе с еврейским государством, согласно решению ООН, должно было быть создано и арабское государство, которое арабы создавать отказались. Но если бы оно было создано, то официальной религией там был бы только ислам.

            После провозглашения независимости Израиля в 1948 году мусульманские государства создали у себя такие условия, что евреи вынуждены были оттуда бежать без оглядки и без надежды когда-либо вернуться.

            Зачем Израилю потребовалось создавать не просто нормальные, а чересчур комфортные условия для арабов на своей территории? Ведь Израиль задумывался не как империя, а как национальное государство, и подвергается критике именно за еврейский характер, который проявляется лишь в одном – в предоставлении евреям права совершить алию.

            Но и это право, сформулированное в законе о возвращении, со временем стало вызывать споры. В 1950 году, когда принимался этот закон, стал бы не-еврей добиваться признания себя евреем ради получения гражданства крохотной бедной страны, само выживание которой выглядело проблематичным в условиях перманентного военного конфликта?

            Однако со временем Государство Израиль приобрело определённую привлекательность для ПМЖ. Тогда появилась необходимость задать вопрос, кого считать евреем по израильским законам? И этот закон стал предметом спора и нападок, как слева, так и справа. Ответ могла дать только галаха, но она используется только в еврейских религиозных судах.

                Не стала ли социально-политическая конструкция государства Израиль, основа, которой была  заложена социалистами, бессменно стоявшими у власти на протяжении 29 лет с момента его образования, а до того – в Ишуве, угрожать дальнейшему существованию еврейского государства?

            За 65 лет своего существования Израиль был втянут в 4 полномасштабные войны и 4 мало чем от них отличающихся контртеррористические операции. Помимо этого израильтяне непрерывно подвергались террористическим атакам, в результате которых гибли мирные граждане. В ответ на самые жестокие вылазки палестинцев Израиль проводил акты возмездия. А если ещё учесть, что на протяжении всех этих лет, палестинцев с детского садика воспитывали в духе ненависти к евреям, то невозможность  решения арабо-израильской проблемы ни путем создания единого государства, ни путем создания на этой территории двух государств, станет очевидным.

            В таких условиях, как было показано в предыдущих главах, ничем не ограниченная демократия, может поставить вопрос о дальнейшем существовании государства.  Но и введения контроля, который может привести ко всякого рода диктатурам, тоже боятся.

            Однако существующая в Израиле якобы ничем не ограниченная демократия мне представляется ничем иным, как очередной «громкой фразой», за которой пытаются скрыть её существенные недостатки.

            В Израиле отсутствует конституция как юридическая основа демократии. Вопрос в том, что так и не могут решить, должна ли быть Конституция Государства Израиль основана на законах галахи -  еврейского религиозного закона. Считается важнее не совершать шагов, которые могли бы привести к физическому расколу еврейского народа на две нации.

            До конца 80-х годов этот статус-кво продолжал работать. Во время правления Рабина-Переса (1992-96) правительством были предприняты шаги, сдвинувшие  ситуацию влево, и в этом, казалось, прочном основании появились первые «трещины».          В 1996 году  харедим  начали борьбу, которая на выборах 1999 года объединила несколько партий (Исраэль Ахат, Мерец, ИБА, Шинуй), что в значительной степени определило результаты выборов. Хотя ещё в конце 1996 года Меир Лау, – тогда Главный ашкеназский Раввин Израиля —  призвал пересмотреть статус-кво во имя восстановления единства народа.

            Реально основой юридической практики является не один, а четыре источника.

            «Израильское право» — это, в первую очередь, законы, установленные Кнессетом.

             «Английское право» — это те законы, которые действовали в Эрец-Исраэль во время британского мандата и не были отменены или заменены Кнессетом.

             «Оттоманское право» — это законы Оттоманской империи, принятые Кнессетом.             «Еврейское право», сформулированное в еврейском религиозном законодательстве, которое используется только в еврейских религиозных судах.

             Из-за отсутствия строгого разграничения зон действия этих систем ввозникает запутанность юридической практики, которая ещё и усугубляется наличием двух групп судов: обычные суды;  специальные суды.

            Передаёт дела в суд государственная прокуратура, которая разделена на 8 районов, во главе каждого – районный прокурор. Над прокуратурой стоит юридический советник правительства, который, наряду с главой  Верховного суда, обладает огромной властью,  независящей от Кнессета и правительства. Это, по мнению многих, рассматривается как нарушение принципа разделения власти на законодательную, исполнительную и судебную.

            Должность юридического советника правительства является одной из наиболее важных в стране. Он  может принять решение об открытии уголовного преследования против премьер-министра, Президента страны, а также судей. Более того, он может приостановить действия государственных структур  до решения суда (если эти действия представляются ему не соответствующими закону).

            Критике израильского Верховного суда был посвящен академический симпозиум, который  прошел 3 марта 2014 года Кнессете. На нем обсуждались причины существующего неравновесия, между Багацем и другими ветвями власти. О проблемах, возникающих из-за неограниченных полномочий израильских судей, подробно рассказал бывший министр юстиции Даниэль Фридман.

            Он, в частности, обратил внимание на излишнюю политизацию процесса назначений судей в Верховный суд, а также указал на ненормальность ситуации, когда любой гражданин Израиля может напрямую обратиться в Верховный суд по самому незначительному поводу. В результате судьи Верховного суда оказываются просто заваленными жалобами.

            Другим недостатком, о котором говорили участники симпозиума, является стремление БАГАЦа законотворчеству, то есть к подмене Кнессета. Депутат Кнессета Аелет Шакед говорила, что страх перед Верховным судом буквально парализует деятельность депутатов Кнессета.

            Тем не менее, некоторые израильские юристы уверены в необходимости существования в демократическом государстве института, подобного Верховному суду, который охраняет меньшинство от возможно несправедливых решений большинства. Для смягчения ситуации было предложено наделить Кнессет правом в отдельных случаях повторно ратифицировать законы, отклоненные Верховным судом как неконституционные.

            При этом  правда, участниками  симпозиума отмечалось, что власть судей в Израиле привела к полной пассивности Кнессета, предложенное решение вряд ли способно изменить ситуацию. Но, может быть, хотя бы заставит представителей исполнительной и законодательной власти по-новому на неё взглянуть.

            Интересно отметить ещё ту трансформацию, которой подвергся Верховный Раввинат, созданый в 1921 году.  С точки зрения мандатных властей он был главной организацией, представлявшей евреев Эрец-Исраэль. Создатель же его и первый Верховный Раввин рав Авраам-Ицхак Кук рассматривал Верховный Раввинат не как представительство раввинов перед властями, а как центр возрождения еврейской духовной жизни.

            Поскольку на протяжении веков раввинами не рассматривались многие вопросы, необходимо было выработать основу для их рассмотрения с точки зрения общенациональных духовных приоритетов. Теперь же Верховный Раввинат представляет перед Государством израильских раввинов и вырабатывает общую для всех раввинов точку зрения в вопросах, разрешение которых необходимо для Государства.

            А существование в Израиле пятой колонны, которую составляют арабы и сделавшие ставку на сотрудничество с ними левые евреи, разве для кого-нибудь остается секретом? Можно говорить о совпадении главной арабской цели – ликвидации Израиля – с идеологическими установками левых радикалов и социалистов, что  привело к оформлению тесного союза между арабами и левыми движениями Запада.           Позднее, когда Арафата, увенчанного лаврами Нобелевского лауреата,  фактически вернули в Землю Израиля, левое правительство Израиля вооружило его с ног до головы в рамках соглашений Осло, подготовленных втайне и заключенных вопреки воле большинства еврейского населения страны.

            Говорят, будто Рабин и Перес были уверены в том, что, отдав Арафату территории, освобожденные (захваченные, — как считают арабы) в 67-м году, и, найдя справедливое решение по проблеме беженцев и, наконец,  придав Иерусалиму особый статус, сам Арафат и весь арабский мир будут вынуждены объявить о прекращении интифады. Но арабы брали все, что им давали, и требовали еще больше, не отказываясь от окончания конфликта. Всё это не может не вызывать сомнений в искренности поступка Переса и Рабина.

            Неужели подлое и вместе с тем исключительно последовательное поведение арабов на протяжении предшествовавших этому почти ста лет недостаточно показало, что, с точки зрения арабов, окончание конфликта возможно лишь при условии полного уничтожения Израиля. Политика «государства» Хамастан может служить примером подобной стратегии.

            Вот, например, что сделал Хамас для нормализации жизни в секторе Газа после вывода оттуда ЦАХАЛа? — Ничего, кроме  рытья диверсионных туннелей, закладки мин,  планирования террористических актов, пуска ракет и т.п. А почему? – Потому что ему не надо заботиться о пропитании жителей сектора, благодаря щедрой помощи UNRWA. Значит и деятельность этой благотворительной организации, как и многих других, ей подобных, лишь способствует достижению провозглашенной ХАМАСом цели.     

            Разве «левые» не понимают всего этого? Не понимают, что лидеры ПА не заинтересованы в возобновлении переговоров?  Попытки же Аббаса подыскать на пост премьера вменяемого человека с незапятнанной репутацией, — это лишь для того, чтобы сделать его «фиговым листком», прикрывающим коррупцию, из опасения лишиться иностранной помощи.

            При этом «левые» утверждают, что, когда  автономия преобразуется в государство, проблема палестинских арабов «сойдет с повестки дня», а вслед за этим сойдут на нет и денежные пожертвования, на которых баснословно разбогатели Арафат и Абу-Мазен.

            Но вся экономика ПА – одно сплошное очковтирательство. Если это понятно даже школьникам, трудно поверить, что этого не видят израильские «левые». Что стоит за их риторикой: «Мы живём не в тоталитарной стране, где существует лишь одно мнение»? У нас существует свободный рынок идей.

            Чем мотивирована развёрнутая левыми кампания по делегимизации Израиля? Только ли из гуманных соображений они стремятся разрушить собственный дом? А не может быть так,  что часть из выделяемых немереных средств, которые оседают в карманах приближенных к кормушке деятелей ФАТХа, перепадают им? Но это, конечно, лишь предположение – документов ведь нет, а и были бы – не поверили, как в случае, о котором рассказал Ион Деген.

            Ион Деген  в статье «Я и чекисты» пишет: «моим пациентом стал заместитель министра государственной безопасности Украины». От него Деген узнал, что Меир Вильнер, Генеральный секретарь коммунистической партии Израиля, работает на МГБ-КГБ. «О том, что у него есть дача в Барвихе и место в Мисхоре, курицы на улице знают. А то, что он работает у нас, это вы узнали сейчас» — сказал Дегену заместитель министра.

            В опубликованный в 2003 году под редакцией Виталия Наумкина сборник документов МИД СССР был включен (по счастливой случайности или по ошибке) меморандум, датированный 23 февраля 1966 года. В нём сообщалось, что 13 декабря 1965 года «один из лидеров израильской компартии поставил советского посла в Тель-Авиве в известность о своем разговоре с советником премьер-министра Израиля. Последний сообщил о намерении Израиля создать свою собственную атомную бомбу». Советское руководство тогда сделало вывод, что ядерного оружия у Израиля еще нет, и нужно принять меры, чтобы не допустить его появления.

            В книге «Летучие мыши над Димоной: советская ядерная авантюра в Шестидневную войну»  (Foxbats over Dimona: The Soviets’ Nuclear Gamble in the Six-Day War) два израильских исследователя —  Изабелла Гинор и Гидеон Ремез —  показали, как  был разработан план с целью спровоцировать войну между Израилем и Египтом. В ходе войны советская стратегическая авиация должна была «под шумок» разбомбить ядерный центр в Димоне.

            В демократической стране, подчиняющейся законам, суду необходимы настоящие доказательства, документы. Но Деген пишет, что своими глазами видел «документ, в котором чётко было написано, что Меир Вильнер получил в КГБ 600000 (шестьсот тысяч) долларов. Так почему платный агент КГБ Меир Вильнер не оказался в тюрьме, а продолжал до конца жизни получать пенсию, как бывший депутат Кнессета?».

            Однако если Генеральный секретарь коммунистической партии Израиля – был платным агентом КГБ, то возникает вопрос, он ли один? – Вряд ли. Подтверждением может служить статья известного израильского адвоката Йорама Шефтеля  «Грехи Красного Сионизма». В ней приведен целый ряд эпизодов из деятельности руководства сначала еврейского Ишува в Палестине, а потом государства Израиль, которые трудно назвать заблуждениями, но и преступлениями их назвать тоже  не имеем права, поскольку по ним не были вынесены судебные решения.

            Итак, вот она реальность: Израиль со всех сторон окружен враждебными странами; внутри Израиля в открытую действует пятая колонна; на уровне международных организаций действует мощнейшее пропалестинское лобби в Организации Объединенных Наций, образованное в середине 70 годов  ХХ века арабо-советским блоком в союзе со странами третьего мира и арабо-европейским диалогом.

            Пиком совместной антиизраильской деятельности стало принятие Генеральной Ассамблеей ООН резолюцию № 3379, в которой сионизм объявлялся формой расизма. Посол Соединенных Штатов в ООН Даниэль Мойнихен назвал эту резолюцию «непристойным актом». Израильский посол в ООН Хаим Герцог назвал резолюцию документом, «основанным на ненависти, лжи и высокомерии». Гитлер, сказал он, чувствовал бы себя как дома, слушая дебаты в ООН по этому вопросу.

            День 29 ноября 1947 года, когда ООН проголосовала за раздел Палестины, был провозглашен «Международным днем солидарности с палестинским народом». При Секретариате ООН был создан специальный отдел по палестинскому вопросу. ООН превратился в организацию, которая не способствует разрешению арабо-израильского конфликта, а стремится его использовать для уничтожения Израиля.

            Арабский мир, который окружает Израиль, стал оплотом нескрываемого и самого злобного антисемитизма. Гитлеровские мифы публикуются в общедоступной прессе в качестве неопровержимых фактов. Значение Холокоста, в лучшем случае, преуменьшается, а в худшем — отрицается сам факт проведения геноцида евреев.

            В арабских газетах фотографии, при первом взгляде на которые можно подумать, что они из немецких газет времён геббельской пропаганды. Например, на одной фотографии был групповой портрет премьер-министров Израиля разных лет: Бегин,  Шамир,  Барак,  Перес и Нетаниягу. Все они с пятнами крови, стекающей с их рук. То есть, для арабов они все враги – и те, кто готов был на «щедрые уступки» и те, кто, к ним не был готов, как Шамир.

            В Израиле все знают, — и журналисты, и министры, и глава правительства – что пишут в арабских газетах. Тем не менее, несмотря на всю ненависть, которой живёт и дышит арабская улица, переговоры с арабами будут продолжаться.        Так недавно заявил доктор Юваль Штайниц. Ведь мир заключают с врагами.

            Но применимо ли это к палестинским арабам? Уже не одно поколение их с детства воспитывается в ненависти к евреям. Основы этой ненависти закладываются в душу ребенка с самого рождения. Сегодня ни один цивилизованный народ не пишет с таким вожделением об убийствах в школьных учебниках, как это делается в Палестинской автономии. И потом из этих детей вырастают те самые шахиды, в которых живёт одна мысль: врага нужно убить, во что бы то ни стало!

            В память Ахмада Мусы, первого шахида, погибшего в столкновение с Армией Обороны Израиля в 1965 году, Абу Мазен объявил день 7 января «Днём палестинского шахида». Но Абу Мазену этого показалось недостаточно, и по его инициативе был открыт «Музей памяти палестинского шахида», где в хронологическом порядке были представлены имена всех, кто удостоился почестей, совершая акты террора против евреев. И этого человека считают наиболее вменяемым переговорщиком.

                Начиная где-то с 1970 года,  в ООН ответственные чиновники перестали стесняться в открытую проявлять свои антисемитские настроения. Вот выдержки из некоторых выступлений. Представитель Ливии в ООН: «Разве не евреи эксплуатируют американский народ, и не они ли стараются унижать его достоинство?».  Делегат Саудовской Аравии: «В Талмуде говорится, что, если еврей не будет каждый год выпивать кровь нееврея, он будет навеки проклят».

            Аналогичным образом сирийский посол утверждал, что евреи убивают христианских детей для того, чтобы использовать их кровь при изготовлении мацы. А палестинский представитель в Комиссии ООН по правам человека заявил, что израильское правительство сделало 300 палестинским детям инъекции вируса иммунодефицита человека (ВИЧ). Несмотря на возражения представителей ряда стран, этот навет остался в протоколах ООН.

            Совет Безопасности ООН неоднократно осуждал поведение еврейского государства, но ни разу не принимал какую либо резолюцию, в которой содержалась бы критика в адрес ООП или осуждение арабских атак на Израиль. За период с 1973 по 2000 годы Совет Безопасности принял примерно 100 резолюций по Ближнему Востоку, в которых подвергался критике Израиль. Даже США поддержали большинство этих резолюций, наложив вето лишь на 35 из 100 резолюций.

            Чрезвычайные сессии Генеральной Ассамблеи проводятся очень редко. В течение двух десятилетий такие сессии собирались в основном для того, чтобы осудить Израиль. Но ни разу не рассматривались вопросы китайской оккупация Тибета, индонезийской оккупации Восточного Тимора, сирийской оккупации Ливана и другие вызывающие ужас вопросы.

            Действия ООН основываются на соблюдении универсальных принципов правосудия и равноправия, пока дело не доходит до принятия решений по Израилю. Тогда ООН действует как «исполнительный комитет диктатур третьего мира». Вот, к примеру, в резолюции ООН по ближневосточному конфликту, в которой говорится о палестинских беженцах, но еврейские беженцы из арабских стран даже не упомянуты.

            Трудно представить себе, что арабский мир когда-нибудь придет к соглашению с Израилем, если израильтяне в их школьных учебниках изображаются в качестве воплощения дьявола.  Система обучения в арабских странах, возрождая древние исламские высказывания о вероломной природе евреев, носит явно выраженный антиеврейский характер, усиливает ненависть к Израилю и к сионизму, призывает к уничтожению евреев.

            Палестинцы настойчиво внедряют в сознание своих детей антисемитские стереотипы, стимулируют враждебность и нетерпимость. На палестинском телевидении пропагандируется ненависть к евреям и поощряется насилие над ними. Дети мечтают стать воинами самоубийцами. Их учат говорить: «Мы добьемся своих целей камнями и пулями» – и призывают к джихаду против Израиля.

            В палестинских учебниках, составленных по заказу министерства просвещения ПА, евреи изображаются трусливыми людьми, которые по воле Аллаха горят в адском пламени. Их  называют «мясниками в Иерусалиме». Восхищаются теми, кто забрасывает камнями израильских солдат.

            Учебники ПА говорят о «бактерии сионизма, которую надо стереть с лица земли, внушают палестинцам, что евреи никак не связаны с Землей Израиля. В летних лагерях палестинских детей обучают сопротивлению израильтянам, похищению людей, показывают, как перерезать горло израильтянам. С ребятами от 8 до 12 лет занимаются военной подготовкой. Учат их тому, что теракты самоподрыва, которые сеют страх среди израильского народа, позволяют человеку достичь высшего уровня в раю.

            Израильские учебники, в отличие от учебников Палестинской автономии, наоборот, пропагандируют мир и терпимость, воспитывают уважение к исламской и арабской культуре. В израильских учебниках признаются достижения арабов и мусульман. «Они первыми открыли существование инфекционных заболеваний. Они также были первыми, кто начал строить больницы. Благодаря их значительному вкладу в определенных областях науки некоторые дисциплины, например, алгебра, по сей день носят арабские названия».

            Признается и вклад ислама: «Исламская религия также повлияла на развитие культуры. Обязанность молиться на Мекку привела к развитию астрономии, которая помогла определить точное направление по местоположению светил. Обязанность совершать паломничество оказала влияние на развитие географии и подтолкнула к составлению путеводителей».

            Израильские учебники формируют плюрализм взглядов. Такие спорные вопросы, как территории, проблема беженцев, статус израильских арабов освещаются с нескольких точек зрения. Арабо-израильский конфликт описывается как «развивающееся противостояние двух национальных образований, претендующих на одну и ту же территорию.

            В то время как израильские войска стараются избежать жертв среди мирных палестинцев, палестинские террористы, наоборот, стремятся уничтожать израильских граждан, среди которых большинство составляют женщины и пожилые люди. Свидетельство этого — беспорядочный характер палестинских атак, цель которых – убивать мирных израильтян только за то, что они израильтяне. Готовность Израиля к тем или иным уступкам палестинцы воспринимают как его слабость и продолжают совершать  атаки.

            Намеренное убийство мирных граждан, включая детей, является дикостью, с которой не смирилось бы ни одно государство.  Кто бы, например, содержал чернокожих, если б они воевали против американцев, или поддерживал индусов, в их борьбе с британцами? А вот палестинцев содержат более шести десятков лет.

            Европа утверждает, что поддерживает «Хамас», не считая её террористической организацией, поскольку она занимается благотворительностью, и только некоторые её члены причастны к убийствам. Но в политической программе этого движения ясно декларируется, что «решения палестинского вопроса можно достичь только путем ведения джихада». В ней также содержится призыв к созданию мусульманской республики в Палестине, которая займет место Израиля. Любой мусульманин, покидающий «поле борьбы с сионизмом», обвиняется в «государственной измене».

            Социальная деятельность «Хамас» связана с «контрабандой оружия». Различные благотворительные кампании направлены на вербовку палестинцев для террористических операций. Больницы, мечети, спортивные клубы, библиотеки и школы, помимо выполнения своих прямых функций, используются как склады оружия, пути получения  финансирования и пр.

            Вся система образования направлена на подготовку террористов и самоубийц из молодых палестинцев. Вот надписи в школах: «Воспитанники детских садов – это завтрашние шахиды», и плакаты в Исламском университете в Газе: «У Израиля есть атомная бомба, у нас же – бомбы живые».

            Если рассмотрение процесса становления террористических организаций, созданных для борьбы с Израилем, могло зародить сомнение в том, что терроризм – это удел фанатиков-исламистов, то опубликованные данные о выплатах заключенным террористам служат их хорошим подтверждением.

            Так за 2013год ПА выплатила 100 млн. долл. заключенным террористам. Существуют твердые расценки от двух до 12 тысяч шекелей, которые заключенный получает ежемесячно в зависимости от срока заключения. Кроме того, каждый заключенный получает ежемесячно 400 шекелей на покупки в тюремном ларьке. Также каждому заключенному, который не смог найти работу после освобождения, выплачивается ежемесячное пособие в размере 2000 шекелей.

            Заключение в тюрьме стало выгодным источником заработка. Таким образом, деньги экономической помощи от ЕС и других организаций служат не только платой за террор, но и стимулируют его расширение. Несмотря на существующие в большинстве западных стран законы, запрещающие финансовую поддержку террора, эти страны позволяют администрации ПА такую поддержку осуществлять.

            ЕС направляет также миллионы евро радикальным политическим и пропагандистским неправительственным организациям (НПО), способствующим созданию образа Израиля — угнетателя палестинских арабов. Европейская комиссия по правам человека и демократии является одним из основных средств этой формы борьбы против Израиля. Она направляет на израильско-палестинскую проблему больше денег, чем на  любую другую программу — 57% от общего финансирования НПО. Хотя европейская комиссия предназначена для защиты прав человека во всем мире, она считает, что палестинские арабы имеют больше прав, чем другие, что отражается в её практике финансирования и в политических заявлениях. 

            Среди НПО, щедро финансируемых ЕС, немало израильских леворадикальных организаций, которые пытаются демонизировать Израиль, выступают за его бойкоты, повторяют палестинские мифы, используя такую риторику, как «этническая чистка», «геноцид», «апартеид».

            Тем времнем официальный Израиль не обнаруживает стремления к борьбе с такими внешними условиями, а многие израильтяне воспринимают это как повод радоваться тому, что они по-прежнему живут не в тоталитарной стране, и у них существует «свободный рынок идей».

            Но что делать, когда стремление сохранить свободный рынок идей, свободу самовыражения становится несовместимым с выживанием государства в среде тотальной ненависти? И подпитывают эту ненависть, как мы видим, сами евреи, живущие и в Израиле, и за его пределами. Развёрнутая ими кампания по делегимизации Израиля и всей еврейской истории ведет к разгулу юдофобства. Возможно, они, так и не освободившись от галутного сознания, в этом видят способ «как-нибудь договориться», как-будто не стоит за нами многотысячелетняя история, доказывающая ошибочность, а то и гибельность подобного способа решения «еврейского вопроса».

            И вот эти люди захватили доминирующее положение в израильских, европейских и американских СМИ, в университетах, в научных учреждениях и различных фондах. При отсутствии законов, позволяющих привлекать к ответу предательские СМИ, работающие на врагов Израиля, и эффективной контрпропаганды, страх ущемить демократию может привести к полной потере безопасности государства, и поставить под вопрос сам факт его выживания.

            Левые евреи, утратив веру во Всевышнего, превратили демократию в идола, которому поклоняются, несмотря на повсеместное нарушение демократии во всех странах.  Израильская демократия должна защищать еврейское государство демократичными методами, а не саму себя ценою даже самоуничтожения государства.

            К счастью, можно отыскать несколько примеров адекватного поведения. В предыдущей главе мы писали о том, что в 1997 году было расформировано известное на всю страну общественное движение «Четырех матерей.

            А ещё раньше, в 1972 году  была ликвидирована организация «Мацпен» (Компас) – «Социалистическая  организация  Израиля», созданная в 1962 году на  базе  группы, отделившейся  от израильской  компартии, для  борьбы  за  «десионизацию»  Израиля. Группа поддерживала  связь  с арабскими  террористическими организациями, встречалась  с представителями  ООП и сирийской  разведкой  в  Дамаске. В 1972 году  руководители  «Мацпен»  были  арестованы за  попытку  провести  серию  терактов  на  Голанах.

            С другой стороны, в ряде случаев прослеживается нарушение демократии. Вот, например, что пишет по этому поводу известный раввин Ури Амос Шерки, который оказался свидетелем изгнания поселенцев Сектора Газы. «Идея, что закон – превыше всего – совести, человеческих ценностей, что закон следует исполнять любой ценой – не есть демократическая идея. Это – тоталитаризм чистой воды, присущий соответствующим режимам, к которым каждый, имеющий совесть, испытывает отвращение».

            Интересно, что Ури Шерки обнаружил почти полное отсутствие настоящей культуры демократии в израильском обществе. Это в обществе, которое так гордится своей демократией, которую ему удаётся сохранять фактически в условиях постоянного военного положения. Как же так? Мы писали об избытке демократии там, где Ури Шерки обнаруживает её почти полное отсутствие.

            Однако Ури Шерки говорит о настоящей демократии, которая «предполагает право личности противостоять безрассудству системы. Возможность протеста, неучастия в происходящем по нравственным соображениям, даже «гражданский бунт» – есть признаки здоровья демократического общества. Настоящая демократия строит такие нравственные основы, за которые одиночка готов положить жизнь, будучи уверенным, что действует ради высших человеческих ценностей. А если одиночка превращается в винтик в безликой машине, то это уже не демократия».

            В принятии решения о размежевании Ури Шерки вообще видит «Крах культуры демократии», поскольку «законность решения о депортации не заменяет легитимность, которая этому решению должна сопутствовать. Такое судьбоносное решение принято вопреки ожиданиям избирателя, вопреки декларациям главы правительства, вопреки обещаниям главы правительства, данным членам его партии в связи с внутрипартийным референдумом».

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.