Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Не рано ли постсионисты захлопали в ладошки?

Опубликовано: 2016-07-31 @ 18:44

Марк Аврутин

Не рано ли постсионисты захлопали в ладошки?

Вот прочитал Юрий Фридман-Сарид статью Ольги Крыловой «Патриотизм без права на ошибку»и написал в ответ свою статью «Без права на постсионизм», потому что не смог согласиться с постулатами Ольги. А я прочитал статью Юрия Фридман-Сарида и не смог согласиться  с некоторыми  из его постулатов. Пришлось отвечать обоим авторам – вот так и множится количество статей. Но что же делать, если вопрос мне показался важным.

Ольга Крылова называет себя «историком по профессии», хотя занимается лишь преподаванием истории и иврита в Ариэле (в школе или в ариэльском универе?), поэтому правильней было бы назвать её историком по образованию. А пишет она о потребностях израильского общества в эпоху постсионизма, считая его уже наступившим.

Подруга Ольги, как следует из контекста её статьи, полукровка, решившая было совершить алию, но вдруг засомневалась, а не лучше ли будет для неё и для её детей, если она – специалист-фармаколог высшей квалификации – поедет, к примеру, в Канаду. Ольга считает, что ей-то хуже не будет, а вот израильтяне останутся без какого-то столь необходимого им лекарства.

Вообще-то вопрос о выборе постоянного места жительства для своих детей заслуживает большего, чем одной проходной фразы. Я — из поколения детей войны, прожив основную часть жизни в бывшем СССР и постсоветской России, проработав там более 30 лет, уехал с двумя чемоданами в предпенсионном возрасте. Мои одногодки в побежденной и некогда разоренной дотла Германии стали почтенными бюргерами, «обремененными» изрядной движимостью и недвижимостью, многое унаследовав от своих родителей. Тем более, их дети начинали не с нуля, в отличие от моей дочери. Этим я хочу подчеркнуть, как важно трудиться на своём, а не на чужом «поле».

Однако в статье рассмотрены и более важные вопросы. Вот, например, размышления автора по поводу  закона о возвращении вне контекста времени принятия этого закона. Сейчас, когда Израиль стал привлекательным не только для бездомных евреев, «патриоты предлагают закон о возвращении поменять, мужьям и женам не титульной нации гражданства не давать, а только вид на жительство с последующей сдачей экзамена на лояльность». Не знает «историк», что вернувшимся из вавилонского пленения евреям вообще приказано было их нееврейских жен с детьми отправить обратно. Благодаря этому и Храм тогда восстановили.

А этот пассаж, мне кажется, с явным антисемитским душком. Впрочем, судите сами. «…русские мальчики и девочки с крестами стоят сейчас на блокпостах и защищают ваши жизни». То есть, трусливые евреи отсиживаются по домам в защищенных комнатах. А ещё израильские патриоты «осуществлять план трасфера двух миллионов тех, что с полумесяцем, пошлют её русского сына».

Прожив столько лет в Израиле, Ольга Крылова могла бы уже понять, что израильское руководство никогда не пойдет на насильственный трансфер арабов. А вот для насильственного изгнания евреев из Гуш Катифа в 2005 году действительно старались отбирать «русских» мальчиков, которые добросовестно исполнили приказ. Сам видел запись рассказа одного очевидца. «Сижу на крыше и вдруг слышу, солдат говорит по-русски.  Обращаюсь к нему: Брат, как же так можно? – Какой я тебе брат, жидовская морда. И прикладом винтовки бьёт мне в лицо».

И про сионизм наш «историк» рассуждает, демонстрируя «большое» знание вопроса. «Сионизм это про то, что люди приехать сюда захотели! Жить в этой стране захотели». Нет, уважаемая Ольга, не правильно это. Сионизм – это  про то, что люди захотели жить не «в этой», а в СВОЕЙ стране. В современном мире, где работать и где пустить свои корни – два разных вопроса.

«Страна не обязана нравиться – пишет Ольга Крылова, — есть люди, для которых вообще невозможно любить страну, потому что они любят родных и близких, а в стране живут». Хотя не понятно, почему нельзя любить страну, в которой, как пишет Ольга чуть дальше, нет «врагов народа и предателей на самом деле ни среди политиков, ни среди писателей и режиссеров, ни среди правых или левых, и уж тем более в армии».

На самом же деле, страна – это и есть люди, которых ты любишь, места, в которых они живут, и, конечно, место, которое ты сам выбрал для своего дома, чтобы в нем вырастить своих детей. А руководство страны и действующая в ней система правления, действительно, могут не нравиться. Но лучше бороться за их смену в своей, а не в чужой стране. Евреи уже боролись за перемены в 1917 и 1991 годах, приняв чужую страну за свою. Мы знаем, что они получили, как их отблагодарили, и с чем им пришлось уехать…

Автору статьи кажется, что сионистский проект уже завершен, и в Израиле наступила эпоха постсионизма.  Страна может принимать семьи, в которых «могут быть и папа и мама, и два папы или две мамы», в которой живут люди «всех возможных национальностей и оттенков», в кого угодно верящие и за кого угодно голосующие. То есть, по Ольге Крыловой, Израиль должен быть просто «нормальной страной», а нормальная страна – это сборище народов.

Нет, Израиль не может стать просто «нормальной страной», как хотелось бы Ольге. Поэтому она и иже с ней так спешат объявить о завершении сионистского проекта, который, на самом деле, далек от завершения. В 1920 году было принято решение о воссоздании государства для народа Израиля, то есть, еврейского государства, более того, — иудейского. Но за решение этой задачи взялись сионисты-социалисты-атеисты, и наделали много ошибок. Если их не исправить,  последствия будут плачевны, поскольку бежать из под власти израильского юденрата придется под власть потомков недавних палачей евреев.

Юрий Фридман-Сарид считает, что «сионизм – это выполнение долга: быть убежищем для евреев». Я же понимаю под сионизмом процесс создания такого убежища, в котором евреи могли бы жить на своей земле, а не в скворечниках на …цатом этаже, ибо они не птицы. Для этого необходим трансфер арабов, о котором в Израиле – стране для всех – даже запрещено говорить.

Как и Ольга Крылова, Юрий под страной понимает всё: и место под солнцем, и  людей, которых ты любишь, и руководство страны, и действующую в ней систему правления и т.д. Наверное, это не совсем так. Ведь многим евреям, как в Израиле, так и за его пределами,  не нравятся ни руководство страны, ни действующие в ней системы правления. Особенно, юридическая основа этих систем, которая представляет собою смесь британского и османского законодательств.

И трактовка Юрием израильского общества кажется мне странной: «общество народа Израиля, еврейского народа, как и записано в Декларации независимости, и людей любой национальности, связавших свою судьбу с нашим народом, сроднившихся с нами. Приехавших жить в Еврейское государство и ставших израильтянами. Дело не в этническом происхождении, вероисповедании и наличии или отсутствии другого гражданства. Не «государство только для евреев», но Еврейское государство».

Значит, 20% арабов, составляющих израильское общество, — это люди, сроднившиеся с нашим (т.е. еврейским) народом? Разве это так? Да и Ольга Крылова, и множество подобных ей, приехала жить в «нормальной стране», а не в Еврейском государстве. Люди любой национальности могут присоединиться к еврейскому народу через процедуру гиюра. А люди любой национальности, просто захотевшие связать свою судьбу с еврейским народом, но ничего для этого не желающие делать, — это «эреф раф», которые как раз и стали причиной всех его несчастий.

Если же говорить о Декларации независимости, то в соответствии с ней были оставлены на территории еврейского государства арабы, и арабский язык был признан вторым государственным языком. А о том, как они связали свою судьбу с еврейским народом, я сужу по выступлениям их депутатов в Кнессете, по их поддержке террористов и по тому, как они отмечают день провозглашения независимости Израиля, который для них является днем Накбы (катастрофы).

Не могу я полностью согласиться и с этим постулатом Юрия: «Если чистокровнейший американский еврей, говоря: «моя страна», имеет в виду США, а не Израиль; говоря: «мой президент» – Обаму, а не Ривлина, – он не израильтянин». Я же считаю настоящим израильским евреем того, кто не может произнести: «мой президент» – Ривлин. Потому что, во-первых, израильский президент не избирается всем народом. Во-вторых,  для многих евреев,  не только израильских, но и евреев диаспоры, Ривлин – отвратительнейшая личность.

И, наконец, я считаю, что одной веры «в то, что Земля Израиля принадлежит народу Израиля на вечные времена», недостаточно. Отцы-основатели тоже в это верили и согласились на урезанную часть Эрец Исраэль, надеясь вернуть остальное при случае. Через 20 лет такой случай подвернулся, но веры уже не было, и многое отдали. Готовы были почти всё отдать за пустые обещания демилитаризации ещё одного арабского государства и признания им права на существование еврейского государства.  Или требование этих обещаний – лишь прикрытие стремления руководства Израиля быть принятыми в западном обществе? Можно назвать только двух руководителей – Бегина и Шамира, — для которых это мнение было не столь важно.

 

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.