Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Время меняется и взгляды тоже

Опубликовано: 2016-06-14 @ 16:42

Марк Аврутин

Время меняется и взгляды тоже

 

Редко народная мудрость перестает быть актуальной. Но такое случилось с выражением «народ имеет то правительство, которого заслуживает». Давно уже адекватным стало другое выражение: правительство имеет тот народ, который с ним остаётся.

 Сколько миллионов людей по разным причинам покидают места своего рождения, по-прежнему именуемые родиной. В современном глобальном мире физические границы, разделяющие страны, для высокопрофессионального востребованного человека носят зачастую весьма условный характер.

 Казалось бы, евреи, как никто, натерпевшиеся за тысячелетия жизни в изгнании, должны были находиться исключительно под влиянием центростремительных сил, но в реальной жизни этого не происходит. Евреи, живя в разных странах мира,  на протяжении тысяч летчувствовали себя израильтянами - «бней Исраэль». Отечеством для еврея всегда было  не место проживания, а Земля Израиля — Эрец Исраэль. Сегодня эта связь с Землёй Израиля, которая долго хранила евреев в диаспоре,  ослабла, и миллионы евреев диаспоры не готовы совершить алию.

 А сотни тысяч израильтян живут за пределами Израиля. В самом Израиле, особенно, в израильских вузах многие преподаватели-экстремисты ненавидят свою страну, солидаризируются с ее врагами и участвуют в деятельности антиизраильских, и даже антисемитских организаций. Без каких бы то ни было претензий на наукообразие и полноту, рассмотрим некоторые аспекты и причины этого явления.

Вспомним о том, что ещё за много лет до провозглашения независимости Израиля «отцы основатели» — сионисты-социалисты при распределении иммиграционных квот проводили селекцию по классовому признаку. Хотя об этом стараются не говорить, во всяком случае, так часто, как о пассивности евреев, их нежелании прислушаться к призывам Жаботинского. Но это не могло не отразиться на имидже нового государства, тем более что вопреки заповеди жить отделенно, оно изначально сознательно было создано двунациональным.

Дальше больше, еврейское Агентство (Сохнут), руководствуясь не столько интересами страны, сколько своими корпоративными, занялось поисками и переселением в Израиль людей, имевших весьма сомнительную связь с еврейством. Например, потомков смешанных семей, не считавших себя евреями в странах прежнего своего проживания. Но самой громкой из подобных акций Сохнута стал перевоз десятков тысяч выходцев из Эфиопии - фалашей и фалашмуры, происхождение которых до конца так и не выяснено.

 Руководитель Сохнута Натан Щаранский заявил, что количество не галахических евреев среди репатриантов будет увеличиваться, притом  что этот показатель и так уже очень высок. Многие, по его мнению, «хотят искренне присоединиться к еврейскому народу».  Не сказал он, правда, где  Сохнут находит таких репатриантов и с какой целью они хотят присоединиться к еврейскому народу?

 В результате еврейский характер государства Израиля – не более чем голословное утверждение. Законодательно оно не было подтверждено, и де-факто при наличии большого числа неевреев не может считаться еврейским. А действующий закон о возвращении делает Израиль государством для всех евреев, но не еврейским по существу.

 Конечно, иррациональность политики Израиля этим не ограничивается. Миротворчество, перенасыщенное милосердием по отношению к явному противнику, не скрывающему своей агрессивности, становится подобным фанатичному служению идолу.

 С одной стороны арабы, живущие между Иорданом и Средиземным морем, ненавидящие евреев и ведущие борьбу с целью их уничтожения. С другой стороны евреи, оказывающие помощь в первую очередь раненому арабу-террористу, если он находится в более тяжелом состоянии, чем пострадавший от него еврей.

 Абсурдной кажется не только эта ситуация. Абсурдно и то, что евреи смирились с определением арабов как палестинцев, подрывая этим своё право на Эрец-Исраэль. Зачем же тогда эмигрировать в Израиль, если даже евреи, живущие там, сомневаются в праве на эту землю и готовы расплачиваться ей за любые мифические обещания?

Многое сейчас говорит о том, что Нетаниягу готовится преодолеть застой в мирном процессе с палестинцами и начать продвигать принцип двух государств для двух народов. В частности, об этом говорит статья «Левый лагерь поступается миром»  бывшего главы канцелярии Нетаниягу, Натана Эшеля, в газете «Гаарец» от 3 июня с.г.

 Левые постоянно пугают, что в обозримом будущем разразится демографическая катастрофа – арабы, живущие в Иудее и Самарии, превысят по численности евреев. Но если автономия станет суверенным государством, в него тут же хлынут «палестинские беженцы» из Сирии, а это порядка четырехсот тысяч человек,  плюс еще 700.000 —  из Ливана. Кроме того, «Палестинское государство» наводнят  боевики и террористы-салафисты, и когда их мишенью станет прибрежная зона и международный аэропорт Бен-Гуриона,  жизнь в Израиле для евреев сделается невозможной.

Израиль пытается вести войну по правилам, которые не соблюдают его враги. До последнего времени за счет технологического преимущества  ему это удавалось. Но, по-видимому, время, когда арабы режут евреев, а те их лечат, кормят, учат, и даже не считают палестинца с ножом террористом, подходит к концу.

 И экономика уже давно не блещеттрадиционной промышленностью, поэтому и назвали Израиль страной высоких технологий. Но экспорт продукции компаний высоких технологий тоже сократился, как и общий израильский экспорт, а без экспорта Израиль далеко не уедет. Молодому поколению не хватает качественных рабочих мест с достойной зарплатой.  И в этих условиях ПМ не спешит назначить министра экономики.

 Патриоты наверняка обвинят автора в необъективности и чрезмерности негатива. Ведь израильтяне нормально живут под огнём арабских кассамов, и, «мужественно перенося военные тяготы, думают о будущем своих детей и внуков». А ещё большим преимуществом Израиля при существующем в нем расколе общества является отсутствие каких бы то ни было признаков гражданской войны, чего нельзя сказать о США и большинстве стран Европы. Приведу пару примеров.

 1 июня в Сан-Хосе (Калифорния, США) люди, пришедшие поддержать Дональда Трампа,  подверглись нападению. Это не было стихийным протестом возмущенных  людей. Их вывели на улицу организованно, чтобы сорвать выступление Трампа. Это начало гражданской войны, к которой толкают левые, лишая других людей, соблюдающих Конституцию, защиты от погрома толпы, отбирая у них, таким образом, свободу слова, стремясь превратить США в гангстерское государство.

 Такая же складывается ситуация в Европе. Например, в Германии зал, в котором проходил съезд партии АдГ, был окружен двумя тысячами экстремистов. Они нападали на делегатов съезда, плевали в них, кидали камни и бутылки, устраивали взрывы на автобане, ведущем в Штутгарт, где проходил съезд. Заказчики, как и в США, — правящая элита.

 В Израиле до этого не дошло. Но израильские генералы, считающие политику неотъемлемой частью своей деятельности, стремятся отделить непосредственных исполнителей терактов от остального арабского населения Иудеи и Самарии, не понимая, что за последние 20 лет выросло поколение арабов, воспитанное в духе ненависти к евреям.

 Согласно логике левых, в опасной ситуации Израилю лучше всего ничего не предпринимать, чтобы никого не злить, и тогда, возможно, враг оставит Израиль в покое. Однако подобное поведение воспринимается арабами как проявление слабости, и не было ни единого случая, когда оно привело к улучшению положения.

 Тем не менее, руководство Израиля упорно противится применению жестких мер, вынуждающих весь клан задуматься о целесообразности пресечения террористической деятельности среди его членов. Отказывается руководство страны и от призывов правых строить новые поселения в ответ на каждый теракт, а вместо отступления, наоборот, постепенно распространять суверенитет на всю территорию Эрец-Исраэль, оккупированную арабами.

 Самое страшное, к чему может привести различие во взглядах на методы борьбы с палестинскими арабами, — это применение насилия к оппозиции. Предпосылками могут стать неэффективность Кнессета, с одной стороны, и  практически неограниченные полномочия явно политизированного Верховного суда (БАГАЦа), — с другой. Пример – соседняя Сирия, где режим Асада, не мог справиться с гражданским протестом до тех пор, пока ничем не ограниченное насилие против радикальных исламистских группировок — Исламское государство и Фронт ан-Нусра – не стало применяться и против гражданского населения. В результате количество сирийцев, уничтоженных режимом Асада, многократно превысило число тех, кто были убиты террористическими организациями.

Если пример с Сирией – явно отрицательный, то избежать его может помочь пример переселения негров (обратно в Африку), на котором настаивал Авраам Линкольн. Его Декларация равенства была связана с этим переселением. Он не мог представить себе большего бедствия, чем интеграцию негров в социальную и политическую жизнь Америки. В течение двадцати лет, он предполагал мирно переселить негров в те условия, в которых они смогли бы стать полноценными людьми, что невозможно было в Америке. Он никогда не выступал за предоставление неграм права голоса или права быть членами жюри присяжных, или за то, чтобы они имели право возглавлять правительство, или заключать браки с белыми.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.