Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Так где же моя земля

Опубликовано: 2015-10-30 @ 18:05

28.10.15

Меир-Яков Гуревич

 

Так где же моя земля

(Можно ли ограничиться только восхождениями на Храмовую Гору?)

 

Друг. Нельзя ли для прогулок

Подальше выбрать закоулок?

А. С. Грибоедов

 

          Чего-то меня прорвало – не успел закончить одну заметку, как внутри застрочила другая. Дело не шуточное – утверждают, что по Израилю бродит призрак новой интифады[1]. Что ни день, то нападения бандитов, в основном с ножами, на евреев. Есть раненые и убитые. По счастью, армия и полиция стреляют метко, и, к моей нескрываемой радости, сообщения о террористических актах заканчиваются словами «террорист ликвидирован», или «нейтрализован». Но я тут уже сам догадываюсь, что дело не в проведении быстрых, буквально за минуту, мирных переговоров, с получением расписки от террориста с обещанием «никогда больше не буду резать еврея!», а в правильном решении наболевшего вопроса.

          Каждой «интифаде» в СМИ дают специальное имя. Эту последнюю ещё не успели обозвать. Так я потороплюсь с предложением называть её «интифадой ножей» или, как арабам, думаю, хотелось бы, «интифадой малолеток». А точнее – малолеток-ублюдков. И действительно, бандиты орудуют в основном ножами, и, во всяком случае, на первых парах, среди нападающих были в основном тринадцати-пятнадцатилетние ублюдки.

          У интифады должны всегда быть причины – видимые, приписываемые и те, которые на самом деле. Видимых я лично не видел, а к приписываемым отношу разговоры о том, что арабы испугались захвата евреями мечети Аль Акса и их молитв там. На 9ом канале показывали даже, как арабские молодцы с умеренными кучами камней готовились отбивать атаки полиции Израиля. Я ничего не знаю про мусульманские законы и традиции (и не только про них), но думаю, что складывать камни в мечеть — это её осквернение, даже если камни предназначены неверным. За такое Аллах, думаю, их, если он последователен в словах и делах, не должен гладить по головке.

          Причин тех, которые на самом деле, не знаю, но уверен, что даже последние малолетки-ублюдки ни с того, ни с сего не схватят нож, и не побегут резать еврея, понимая, что взрослый их заведомо сильнее, так что урон нанесёшь евреям в целом не большой, а в 13 лет мало кто способен соблазниться обещанными шахиду 72 девственницами для своего удовольствия. А зачем всё это вообще шахидкам? Не верю, что ублюдков внезапно обуял страх, что рядом с Аль Аксой будут молится евреи. В 13-14 лет на такое определённо наплевать, а вот взрослым удобно вывести в бой малолеток, законы в адрес которых гораздо мягче, а снимки трупиков, которых на «мировую общественность» действуют гораздо жёстче, чем они же про взрослых.

          Вывод прост, как яичница. Малолеток легко купили по поручению взрослых, тех, кому надо было создать в Израиле сильное беспокойство именно сейчас. Думать надо широко и конкретно, не забывая, конечно, усиление кавардака в Сирии, на который лично я смотрю с надеждой и оптимизмом, и не без патриотического гуманизма. Кандидатов на надобность в израильском беспокойстве раз-два и обчёлся, и их легко найдёт каждый, кому дело интересно, а для других я и не пишу. Вот заводил и надо, как говорят, «отловить и повесить», конечно, фигурально.

            Так о чём это я, собственно, собирался написать? Ах, да — вспомнил. О молитвах евреев на Храмовой горе.  Для меня тут проблемы не было, нет и не будет. Храмовая гора наша – и всё тут. И даже вопроса о том, можно ли там евреям молится не существует – конечно, можно. Однако, чтобы успокоить вечно больную «мировую совесть», канцелярия премьера Израиля выпустила 25 октября специальное заявление, где сообщила: «Израиль продолжит придерживаться прежней политики: мусульмане смогут молиться на Храмовой горе, а не мусульмане смогут свободно ее посещать. Израиль считает, что посещение Горы и молитва на ней должны происходить в безопасности, без насилия, угроз, шантажа, запугивания и провокаций». Там много ещё хорошего написано.

          Казалось бы, ясно сказано, притом, в полном согласии с тем, как и я и считаю: все молитвы должны проводиться в тишине и безопасности. Но сразу поднялся хай, который хорошо отразил один «озабоченный»: «Мусульманам позволено молиться, а остальным только посещать. Расисты хреновы. И это Израиль? Это позор». Такое чтение и есть враньё и позор. Надо читать и понимать прочитанное, как и учили когда-то на уроках иностранного языка в советской школе. Кстати, мне почему-то кажется, что громче всех кричат о позоре те, кто молиться на Храмовую Гору не ходят. Потому что, если б ходило очень много народу – не было бы и всего вопроса, и арабам бы даже в голову не пришло, что можно туда евреев не пускать. Словом – чем больше придёт молиться, тем лучше и легче пояснить другой стороне, что мы там всерьёз и навсегда.

          К сожалению, сам я молится не умею. В этом моя огромная вина, и я заслуживал бы куда большего наказания, если бы в ней сам не признавался. Помните, одна героиня известной пьески так и говорила: «А можно, я так буду жить – грешить и каяться, грешить и каяться?» Заметьте, это вовсе не говорит о двуличии девушки, как, впрочем, и о моём.

          Но сделанного не вернёшь, и ничего не попишешь – чему не выучился по моей дурости смолоду, не выучишься из-за лени и отговорок в старости. Конечно, символы истории моего народа для меня святы, и с раннего детства знаю, что такое Стена Плача. Родители, хотя я их об этом и не просил, отметили меня так, что в общественной бане моя сущность проявлялась мгновенно и без прикрас. Кстати, то же самое и мы сделали нашему сыну (тоже без просьбы с его стороны), но уже в безбанную эпоху.

          Эти действия, из-за их необратимости определили, как и должно было быть, мою неразрушимую связь с моим народом. Но без излишних формальностей, просто, на эдакой панибратской основе. В результате, например, тост «на следующий год в Иерусалиме я поднимал с ранней молодости на свой день рождения, а не когда положено по традиции.

          Однако физическая отметина сделали из меня не изоляциониста, а прямо-таки своего рода экспансиониста. Я ответил на банные замечания уверенностью – всюду, где я нахожусь, там я хозяин, а не гость. Сам понимаю, что это через чур, но таким вырос. Мне, когда ещё в Союзе жил, «умные» говорили: «Не задирайся, сиди тихо, ты здесь не дома». А я никогда тихо сидеть не мог, и привык к простой и понятной мысли – если добровольно отказываешься от своего права, то тебе его никто насильно не всучит. Многому меня выучило народное: «Тащи с работы каждый гвоздь – ты здесь хозяин, а не гость». Таскать, конечно, некрасиво, а остальное правильно.

          Я это всё про что толкую? Про чувство хозяина. А оно идёт у человека изнутри, и для него не обязательно подниматься на Храмовую Гору. Хотя я лично там был несколько раз. Но просто подъёмом дела не решить. Вот спросите себя, сколько раз вы ходили по заселённым арабами кварталам старого города Иерусалима, часто ли заглядывали в музей Рокфеллера, гуляли сами и с приятелями снаружи Шхемских ворот, бродили по улицам тех «арабских» деревень, что входят в Иерусалим? И выяснится, что почти у всех нуль без палочки. Во всяком случае, мы с женой ходим, а наши приятели нас кто считает идиотами, а кто и того хуже – провокаторами.

          Но если утверждаешь – Иерусалим наш и неделим, так и гуляй с как можно большей компанией по нему всему. Не хулигань, не задирай, не обижай, но ходи. Будешь ходить, покупать – торговцы быстро введут иврит на вывески своих лавок, которого сейчас там нет и в помине. И полицией так просто язык не установишь. А кошельком и покупками – ещё как. Подобные вопросы тревожат не только Иерусалим. Есть много городов, где полно арабов.

          Мои герои, хотя прямо их примеру, из-за возраста, следовать не могу – это такие люди, как бывший депутат Кнессета – Михаэль Бен Ари и его друзья. Они взяли в руки израильские флаги, и пошли гулять вместе по Умм-эль-Фахму, израильскому городу, который Википедия называет арабским. Основание для этого – из живущих там – 100% арабы. А почему там евреи не селятся? Боятся, видно, столкновений с арабами. А их надо приучать к мысли, что в Израиле мы можем быть всюду, и, хотя государственных языков в Израиле два, флаг у нас один. Его всюду можно и нужно вывешивать, как, например, в США – американский. Поэтому я лично не вижу ничего неправильного в мечте заместителя министра иностранных дел Ц. Хотовели видеть флаг Израиля над Храмовой Горой. Это же пока (и уверен – навсегда) не отдельное государство, как Ватикан, а часть Израиля. И не мечту с корреспондентами обсуждать надо, а флаг повесить – и точка. Он никому молиться не мешает, равно как гулять там.

          Конечно, для того, чтобы еврею поселиться в каком-нибудь городе типа Умм-эль-Фахм надо иметь характер и упорство, или, как говорят в народе, кое-что крепкое в трусиках. Но если хочешь быть хозяином своей земли – ходи по ней, живи на ней, укрепляйся всеми частями тела. Это хоть и сложней, но гораздо полезней, чем пописывать комментарии в сети на чужие статьи. Собственно, за это я и люблю ортодоксов – они упорно живут нормальной жизнью в сводящей с ума обстановке своих поселений. Они живут на своей земле, находятся на ней 24 часа в день, семь дней в неделю, иногда теряют от рук бандитов своих близких, свои жизни, но никогда не обсуждают возможность куда-то уехать в лучшие края, если кто-то другой за них им жизнь не обезопасит. Замечу, они борются не за право от случая к случаю побывать на Храмовой Горе в Иерусалиме, (что очень важно и почётно), а живут на своей земле постоянно.

          Я хорошо помню и люблю полудетский стишок:

 

Был хмурый день. Понурый день.

Дождь барабанил: динь, дон. день!

Скорее темный плащ надень!

По коридорам улиц, нахмурясь и сутулясь,

Шли мокрые прохожие, похожие на куриц.

А было их сто тысяч — огромное число.

Все хмурые, понурые, ну прямо как назло.

Но вдруг один прохожий о тротуар споткнулся,

Откинул капюшон плаща и тут же улыбнулся:

Все хмурые, понурые — ведь это так смешно!

зачем грустить, когда вокруг и сыро, и темно.

За ним второй прохожий смеяться начал тоже,

И третий, и десятый, и сто пятидесятый.

И наконец, все люди захохотали так,

Что туча растворилась, и вместе с нею мрак.[2]

  По-своему, жизнь с буйными соседями и есть хмурый день. И плащом — полицией, да и армией, всю проблему не решишь. Я это к тому, что для ликвидации тучи – арабского захвата еврейской земли — мало добиваться права молиться на Храмовой горе – надо, чтобы евреи бывали повсюду на своей земле.

          Гуляйте, друзья мои, свободно и всюду, возможно большими культурными группами. И с этим «фактом на местности» не сладит, а примирится с ним, и «озабоченная мировая общественность, и местное хулиганьё. Это говорю вам я, Меир-Яков Гуревич, который никогда, нигде и ни в чём не ошибается.

 

На пути в Иерусалим


[1] Так принято, по воле телевидения и газет, называть большой всплеск числа бандитских атак террористов.

[2] Стих помнил, а автора теперь уж не проблема найти в интернете – Роман Сеф.

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.