Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Чем закончится третье нашествие мусульман на Европу?

Опубликовано: 2015-09-25 @ 08:43

Марк Аврутин

 

Чем закончится третье нашествие мусульман на Европу?

Дважды – в 1532 и в 1683 годах – удавалось остановить на подступах к центру Европы вооруженные орды мусульман. Третье нашествие мусульман, изменивших тактику вторжения, европейцы встречают не пушками и пулеметами, а цветами и продуктовыми пакетами. После неоднократных заявлений канцлера Ангелы Меркель о том, что ислам – неотделимая часть Германии, началась в стране массовая кампания по сбору пожертвований и обустройству т.н. беженцев-мигрантов.

Правда, среди политиков не наблюдается полного единодушия. Более того, возникли острые разногласия в европейском сообществе. Например, депутат голландского парламента Марсель де Грааф выступил с яркой эмоциональной речью, в  которой призвал к деисламизации страны. Но от призыва до принятия конкретных мер по   деисламизации дистанция огромного размера. Тем более что исламизация Европы длится уже не один десяток лет, официально начавшись в 1975 году принятием документа под названием Арабо-Европейский Диалог (АЕД).

И за прошедшие годы в Европе уже создан мощный фундамент в виде мусульманского электората, голосующего в поддержку левых политиков – рьяных сторонников мультикультурализма. Но вопрос о возможности смешения рас и народов не может решаться в парламентах путем голосования. Как только центральная власть ослабевала все империи, объединявшие разные народы, распадались. Последняя – советская – совсем недавно. Дышит на ладан хотя и добровольно созданный ЕС: немцы недовольны тем, что политики заставляют их фактически содержать греков, испанцев, португальцев, итальянцев и пр. А ведь, казалось бы, родственные народы. Однако, в то время как одни трудолюбивы и законопослушны, другие предпочитают работе развлечения, преимущественно, за чужой счет.

Но что собою всё-таки представляют эти беженцы-мигранты? Вот рассказ польского туриста. Автобус, в котором он находился, простоял полтора часа на границе Италии и Австрии, и он своими глазами  видел огромные полчища мигрантов… «При всей солидарности с людьми, находящимися в тяжелой жизненной ситуации я должен сказать, что то, что я видел, вызывает ужас… Эта могучая масса людей — извините, что напишу — но это абсолютная дичь…, бросание бутылками, громкие крики «мы хотим в Германию». Мигранты напали на автобус, пытались его перевернуть, бросали в нас дерьмом, колотили в дверь, чтобы водитель открыл, плевали на стекло… Я спрашиваю, как эта дичь хочет ассимилироваться в Германии? Я этим людям сочувствую, но если бы они дошли до Польши — не думаю, что они получили бы у нас какое-либо понимание… Автобус был изрезан, измазан фекалиями, кругом царапины, выбитые стекла. Эти большие мощные орды дикарей. Среди них вообще не было женщин, не было детей, — в подавляющем большинстве это были молодые агрессивные мужчины».

 Исламский мир взорвался, не выдержав демографического давления внутри. Не ограничившись гражданской войной в пределах своих границ, где все воюют против всех, началось массовое вторжение в Европу. Молодые сильные мужчины пришли занимать территорию, хотя знают, что она не пуста. А европейцы верят, что пришельцы — несчастные бедняки, или провозвестники грядущего золотого века. Другие, менее романтически настроенные, считают связанную с этим нашествием грядущую катастрофу расплатой за «злодеяния» своих предков — колонизаторов. Но в любом случае,  сопротивляться нашествию считают за смертный грех. А то нашествие вполне можно было бы отразить, но Запад за собой морального права защищать свою землю и свою культуру не признает.

 Тем не менее, в качестве противодействия высказываются такие соображения: не давать «беженцам» бесплатный сыр, а потребовать от них тяжело работать за необходимый им «черствый хлеб». Но они просто не будут работать. Ни тяжело, ни легко. Если им не дадут «бесплатного сыра», — они станут грабить. У них будут документы беженцев, дающие им право на жительство. Они нарожают много детей. Можно не давать им пособие на детей, или отбирать у них детей. Но какой вой поднимется: голосящие тетки в платках, раздирающие лицо в кровь, суровые мужчины будут утирать слезу, катящуюся по небритой щеке… Нет, не выдержат европейцы «страданий» несчастных сирот. Однако это не нам решать, и так слишком часто в чужие дела в прошлом вмешивались.

 В результате массового вторжения в Европу мусульман антисемитизм вне всякого сомнения усилится. Кроме того, проживающие в Германии исламисты под предлогом оказания гуманитарной помощи воспользуются ситуацией в целях вербовки мигрантов, которые пытаются получить в стране убежище. Кое-кто сомневается в том, что это нашествие неожиданное, и полагает, что это спланированная акция — наступление. Определен участок фронта, где начинается захват территорий. Только не с оружием, или точнее с совершенно неожиданным оружием, на создание которого они только и способны, — собственные фекалии.

 Почему же евреи не спешат покинуть Европу?  Слава богу, они в 1948 году обрели такую возможность. Что же мешает этому? Левые убеждены, что все люди одинаковы по уровню интеллекта, по своим представлениям о жизни, включая политическое устройство, а значит, могут жить вместе. Но жизнь упорно опровергает это утверждение, показывая, что народы отличаются один от другого не только уровнем интеллекта, но и психологией, культурой, историей, религией и традициями. Вот поэтому и должен каждый народ жить на своей собственной территории. Другие, как и три четверти века назад наши деды и отцы, тешат себя надеждой, что всё обойдется. Третьих останавливает то, что происходит внутри Израиля и вокруг него.

Стоять насмерть, придерживаясь своих принципов, — удел левых политиков. К сожалению, таких масса оказалась и среди евреев – основателей государства Израиль. Непрерывно силой отстаивая своё право на землю Эрец-Исраэль в борьбе с арабами, они как безумные продолжали верить в возможность благодатного сосуществования двух народов – еврейского и арабского. Верили в это до провозглашения независимости Израиля и продолжают в это верить и сегодня. И ничто не может поколебать их веру: ни беспрерывные войны и антитеррористические операции, ни постоянные беспорядки на дорогах и на улицах городов часто со смертельными исходами. Вопреки всему, президент Израиля заявляет, что представляет интересы всех граждан Израиля – тех, которые, рискуя жизнью, его защищают, и тех, которые с парламентской трибуны призывают к его уничтожению.

Поэтому изменить ситуацию возможно, лишь сделав голос левых политиков едва слышным, а их сторонников вытеснив из судебной системы, прокуратуры, полиции, армейской верхушки. В свою очередь это недостижимо без массового возвращения евреев диаспоры на родину своих предков. Такая уверенность основана на том, что левоориентированые евреи – сторонники мультикультурализма в Европе и демократической партии в Америке – не вольются в этот поток.

За пределами Израиля мир изменился до неузнаваемости. Точнее, мира нет – везде полыхает пламя войны. В этих условиях Нетаниягу провозгласил политику невмешательства, в  рамках которой вокруг Израиля строится укрепленная граница, стена безопасности. Строительство заборов на границе с Египтом и вдоль сирийской границы уже закончено. Сейчас строится ограждение на границе с Иорданией. По завершении этого проекта Израиль станет маленькой страной-крепостью, окруженной высокими стенами.

 В стране отмечается устойчивый экономический рост, однако на его фоне обостряются внутренние проблемы. Нетаниягу не сумел справиться с проблемой разделения власти. При нём лишь усилилась проблема всевластия бюрократов и судебных инстанций.  Нетаниягу с целью удовлетворения своих коалиционных партнеров создал ненужные министерства, непомерно раздул штат своего собственного министерства, выделил значительные бюджетные средства для малоэффективной интеграции арабских граждан. А при этом наблюдается постоянный рост цен на недвижимость, что вызывает недовольство израильтян.

 За шесть лет своего правления Нетаниягу практически не удалось создать ничего нового, и так будет продолжаться, пока Израиль не станет другой страной  - страной народа Израиля. Арабская атака против права евреев молиться на Храмовой Горе понятней, чем аресты израильской полицией евреев с кипой на голове по подозрению в том, что они «бормотали молитву». Более того, тех, кто хочет взойти на Храмовую гору, обвиняют в «провокации». Толпу же погромщиков с камнями и бутылками с горючей смесью признают «молящимися», защищающими исламские святыни от еврейских провокаторов. С этим безумием трудно смириться.

 Объяснение неспособности правительства отстоять элементарные права евреев на свободу вероисповедания на Храмовой горе стремлением избежать мусульманского насилия рассчитано на евреев с галутным сознанием. Но леволиберальная израильская элита склонна защищать палестинских террористов-камнеметателей и обвинять правых еврейских активистов даже при отсутствии улик. Именно в таком духе выступила Рахель Долев, активистка партии МЕРЕЦ, а в прошлом — главный военный адвокат. Но такая политика лишь способствует расширению арабской экспансии. Арабы будут наступать, пока не столкнутся с жестким отпором.

 Левые израильские либералы сражаются за победу палестинского национализма. Требование Абу-Мазена «Палестина без евреев» почему-то не кажется им расистским. А собственное правительство они обвиняют в том, что оно «не хочет мира», потому что не готово удовлетворить все требования палестинских националистов. Израильская же правозащитная организация «Бецелем» и вовсе провозгласила, что она «борется против израильской оккупации»… заодно с ХАМАСом.

 Как поступить в этой непростой ситуации, чтобы не повторить трагических ошибок предков наших – далеких и близких. Вот, думаю, примерно такие мысли не дают покоя многим евреям диаспоры.

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.