Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Дискуссия

Опубликовано: 2014-12-01 @ 17:44

Реувен МИЛЛЕР

Есть ли противоречие между «еврейским» и «демократическим»?

Сам факт яростной битвы, разгоревшейся  между сторонниками и противниками вынесенного на рассмотрение законодателей законопроекта о национальной дефиниции Государства Израиль, говорит о злободневности проблемы и безотлагательной необходимости принятия законодательного акта высшего уровня по ней.

Для меня здесь нет вопроса «Быть или не быть?»

Больше меня интересуют стычки на тему: «еврейское» или «демократическое»?

Хотя, и обсуждение темы: «еврейское?» — на мой взгляд, тоже нелепо. Я другой такой страны не знаю. Должно же хоть одно Государство в мире быть Еврейским? Мы, евреи, уже одним фактом своего существования на протяжении почти 4000 лет, успешно пережив и попытки уничтожения, и самоуничтожения, имея более чем тысячелетний опыт собственной государственности и немало поделившись им с новыми народами, заслужили право на место на политической карте. Тем более, что уже почти 70 лет, как оно там обозначено. Возможно, искаженно, не лучшим образом, но обозначено!

Так что, в чем вопрос? У нас нет согласия в понимании термина «еврейский»? Так это — вопрос внутринародный. До сих пор как-то устраивались. А в Государстве даже оформили некоторые законы. Сейчас посыплется критика их! Нередко, справедливая. Но мне кажется, что дальнейшая детерминация понятия «еврейский» — дело не сегодняшнего дня, и пока должна быть отложена.  До лучших времен, когда понятия «еврейский» и «израильский» станут в сознании людей практически тождественными. Но пока половина нас, как минимум, живет в галутах, вряд ли удастся создать точную и однозначную дефиницию.

Поверьте отставному матерому стандартисту! Вспомните любимую нами в детстве написанную в середине XIX века трилогию о тридцатилетии века  XVII во Франции. Для большинства она осталась сначала веселой, но постепенно скучнеющей и разбухающей ненужными подробностями историей жизни и приключений четырех мушкетеров при двух Людовиках. А ведь, глубинная фабула, вообще-то, о другом. А именно, как становилось Государство, подминая под себя вольности феодалов-рыцарей, и формируя единый народ. Во времена написания французы уже стали французами, пережив между Д’Артаньяном и Дюма несколько Людовиков, Великую революцию, наполеоновскую мировую войну. И из бретонцев, бургундцев и прочих феодальных племен сложилась единая французская нация, которую нередко нынешние евреи ставят друг другу в пример, как нечто самоочевидное. А мы где-то в начале этого пути.

Но на всякий случай, вдруг понадобится, предлагаю такое общее определение еврея: «Евреи – народ, у произвольно выбранной пары представителей которого по любому вопросу, включая таблицу умножения, имеется три и более мнений».

Таким образом, отстается оценить опеределение «демократическое», применительно к Еврейскому Государству. К сожалению, смысл слов «демократия, демократический» в массовом сознании обезображен до бессмысленности. Каждый хочет слышать в них что-нибудь приятное. В меру своей испорченности. Бездельник – узаконенную халяву. Террорист и хулиган – безнаказанность. Правозащитник – беззаконие, подменяемое «понятиями». Меньшинство – право на доминирование над большинством. Многие словом «демократия» подменяют понятия: «равноправие» (как правило, не привязаное к «равнообязанности), «электоральная система»… И т.д., и т.п.

Хотя, на самом деле, это слово означают  вариант состояния общественных отношений в динамической системе: «демос» (народ) — «кратос» (власть). Общество находится в состоянии демократии, когда оба элемента этой системы создают в ней динамическое равновесие, посылая друг другу соответствующие управляющие импульсы. Если пересиливает «кратос», и импульсы, идущие от «демоса», слабы, чтобы восстановить равновесие, общество идет к диктатуре. Если пересиливает «демос» — анархии.

Из сказанного очевидно следует, что демократичность общества не связана с его формальным государственным строем. Это и объясняет тот факт, что почти все наследственные монархии Европы демократически устойчивы и, в общем-то преуспевают. К ним можно условно добавить и Францию с США, где у президентов – доминирующие над электоральными представительными органами полномочия, ибо должность президента была там задумана законодателями подобно «избираемой временной монархии»!

Так что, оценивая с этой точки зрения Израиль, мы, как раз, видим у нас очень крутую авторегуляцию, которая для достижения динамического равновесия может досрочно сбросить систему и устроить ее «перезагрузку», т.е., выборы, согласно нашей электоральной системе. Все работает! И, очень даже! И критиковать демократическую систему Израиля следует, разве что, за избыточную резкость авторегуляции – хотелось бы жить в условиях, когда выборы происходят по расписанию, жизнь течет спокойной рекой, и кто есть-кто из политиков, ты и знать не знаешь…

Короче говоря, я старался показать, что прилагательные «еврейское» и «демократическое» означают материально разные субстанции. Не пересекающиеся, и потому — непротиворечивые. Типа: «Рука сильная и загорелая». И обе эти компоненты, худо-бедно, существуют на сегодняшний день. Надо лишь их законодательно и правильно оформить.

Я – за!

Иерусалим, 30.11.2014

 

 

Марк Аврутин

Референдум вместо досрочных выборов

Нынешняя правительственная коалиция в Израиле недееспособна. Об этом не только говорят и пишут. Это подтверждается событиями последнего времени, начавшимися похищением и убийством трех еврейских подростков, последовавшей за этим военной операцией «Несокрушимая скала» и вопиющим убийством на прошлой неделе в столичной синагоге трех раввинов. То есть, недееспособность этой, впрочем, как и многих других коалиций проявляется, в первую очередь, в том, что при постоянно растущих расходах на оборону страны евреи не чувствуют в ней себя в безопасности.

Почему так происходит? Конечно, в поддержании постоянно «тлеющего очага войны» вокруг Израиля заинтересованы все: и арабские правительства, и Запад, и США, и России нужно влияние в этом регионе. Но есть же, в конце концов, евреи – граждане Израиля, которые не желают жить в этом постоянном очаге войны. У всё большего числа израильтян растет убеждение, что правительство их мнением не интересуется, заботится лишь о собственных интересах, о том, как удержаться у власти.

Действительно ли демократическая система Израиля обладает столь  «крутой авторегуляцией»? Ведь планируемые  досрочные выборы инициируются сверху и преследуют цель укрепления правящей коалиции, освобождения её от самых неугодных, а не более полный учет мнения избирателей, которых никто не спрашивал. Так может быть вместо досрочных выборов надо провести опрос! И, в конце концов, на сотом году с момента начала практической реализации сионистского проекта получить ответ на вопрос, хотят ли евреи жить в своём национальном или в ещё одном просто демократическом государстве.

Никто из первопроходцев и репатриантов, вернувшихся на Святую землю из 2000-летнего изгнания, не стремился основать еще одно демократическое государство. Люди, прибывшие в Палестину, хотели строить именно еврейское государство. В этом состояла их главная цель. И сейчас для подавляющего большинства сохранение еврейского национального характера государства составляет основную ценность. Действия же леваков, сознательно смешивающих цель и средства для ее достижения, направлены на разрушение еврейского характера страны. Референдум показал бы это и послужил бы основанием действующему главе правительства освободиться от противников рассмотрения законопроекта о национальном характере Государства Израиль.

Что касается других общин, существующих на территории Израиля, то им следует напомнить, что в 1947 году ООН было принято решение о создании еврейского государства (и арабского тоже). Арабы тут же выступили против этого решения. Вначале силами арабских добровольцев, а после эвакуации англичан – силами регулярных армий пяти арабских стран. Проиграв войну на уничтожение евреев и провозглашенного ими государства Израиля. Часть арабов бежала, а часть смирилась и осталась на территории еврейского государства, предпочтя социальные блага национальной гордости. Если у молодого поколения нацменьшинств произошла переоценка ценностей, то первое, на что они должны решиться, — это сознательно отказаться от предоставляемых им еврейским государством социальных благ.

Могут мне возразить: нашел ещё одну статью расхода – на проведение референдума. Но ведь на неэффективную борьбу с террором, которой не видно конца, уходит в разы больше. Неэффективной же борьба оказывается из-за того, что не затрагивает среды террора. Наконец-то руководство Израиля осознало это, и Биньямин Нетаниягу заявил о намерении представить на утверждение правительства вместе с проектом закона о национальном государстве ещё и  подготовленный совместно с министром внутренних дел Гиладом Эрданом  законопроект о лишении прав на проживание в Израиле.

«В государстве Израиль не будет прав у подстрекателей и науськивателей, у организаторов терактов и, разумеется, у террористов и членов их семей. Те, кто прославляют убийц, называют их шахидами — не получат социального страхования. Те, кто призывают к разрушению государства Израиль и действуют в этом направлении — не получат социальных льгот. Мы положим конец этой абсурдной ситуации» — заявил Нетаниягу.

 То есть, закон коснулся бы всех, кто «замешан в терроре, подстрекательстве и насилии». Таким образом, впервые поставлен вопрос  о коллективной ответственности всех соучастников преступления, о борьбе со средой террора. Но куда там до лишения прав на проживание, когда закон-то о национальном государстве и то поднял целую бурю. Хотя, казалось бы, в подтверждении, законодательном закреплении того, что являлось основной темой новейшей истории Израиля, не должно быть никаких проблем.

Итак, высшее руководство Израиля, наконец-то, осмелилось заявить, что Израиль – это еврейское государство на еврейской земле. Наконец-то вспомнили, для чего и для кого было создано это государство почти 70 лет назад.  Но тут же после выступления главы правительства  в Кнессете 26 ноябрявозникло сильнейшее противодействие.  Без малого 100 лет назад, когда на конференции в Сан-Ремо Лигой Наций было принято решение о создании в бывшей Оттоманской Палестине Еврейского Национального очага, тоже возникло противодействие, которое проявилось в поспешном создании на большей части этой территории арабского эмирата Трансиордании. Тем самым почти 80% площади Палестины оказались под запретом расселения на ней евреев.

Но в то время ничего не существовало, кроме почти бесправного руководства ишува, зависевшего от мандатного режима. Сегодня есть суверенное, всеми признанное государство, а руководство его по-прежнему зависимо не столько от избравших его граждан, сколько от других сил. И эти силы противодействия остаются столь же могущественными, как и были прежде, а народ остаётся бесправным в условиях демократии, вызывающей у многих, в основном, у представителей левого лагеря, гордость. Но в условиях этой хваленой демократии получается так, что ни политические партии, ни, тем более, БАГАЦ не выражают интересов еврейского народа, во всяком случае, большей его части. Подтвердить это и мог бы референдум.

 Мировая общественность спекулирует, требуя создать ещё одно Палестинское государство. Хотя прекрасно все знают, что палестинским лидерам государство не нужно. Вести государство  хлопотно и оно не принесет ни славы, ни состояния. Но в данном случае нам важно то, что они протестуют против признания еврейского характера Израиля, в то время как Председатель ПА неоднократно заявлял, что территория нового Палестинского государства, как и территория Иордании, будет свободной от евреев.

Однако первыми против предложенного законопроекта открыто восстали внутренние враги. Ведь этот закон направлен на то, чтобы ультралевые почувствовали ответственность за свои действия по защите представителей всяческих меньшинств от мнимых посягательств на их права, уводя, тем самым, от сути предлагаемого закона. И арабские депутаты трижды подумали бы при наличии такого закона прежде, чем выражать враждебность по отношению к государству, предоставившему им не только все права, но и наделившему их верховной властью. И подстрекатели к террору знали бы, что разделят наказание вместе с исполнителями терактов. Чтобы, наконец, государство могло на самом деле действовать в интересах евреев, как и надлежит еврейскому государству, и евреи почувствовали бы себя в безопасности в своей стране..

Но совместимы ли понятия: еврейское национальное государство и западная демократия? Впрочем, западной ли является израильская демократия, когда фактически правит не избираемые правительство и Кнессет, а юридическая система, сама себя выбирающая. И правит почти всегда в пользу арабов, блокируя любое решение правительства, установив, по сути, в стране судейскую диктатуру. Закон же даст приоритет «еврейскому» характеру государства перед «демократическим».

Вот референдум и позволил бы ответить на все вопросы, а ещё выявил бы тех, кто вольно или невольно действует на стороне врагов Израиля, стремящихся изгнать евреев в долгосрочной перспективе и превратить всю Палестину в арабское государство. Должно быть сломлено сопротивление тех сил, которые так и не смирились с созданием государства евреев. Без этого у Израиля нет будущего.

 

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.