Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

О нашей «победе»

Опубликовано: 2014-08-08 @ 15:01

О нашей «победе»

            С некоторых пор граждане добровольно (или не совсем добровольно) передали функцию обеспечения собственной безопасности государству. В странах, которые принято называть цивилизованными, эта функция осуществляется за счет средств налогоплательщиков. К числу таких стран, безусловно, относится и Израиль.

            Это государство с момента провозглашения своей независимости (а точнее, после принятия решения ООН о его создании) практически находится в состоянии перманентной войны. Поэтому обеспечение безопасности гражданского населения там обходится особенно дорого. Это необходимо, конечно, учитывать, но нас в данном конкретном случае интересуют не проблемы экономического характера, а вопросы эффективности работы многочисленных структур, созданных для осуществления функции обеспечения безопасности населения.

            Некоторые из этих служб, в частности, армия обороны Израиля ЦАХАЛ и разведка Моссад признаны лучшими в мире. Однако признать безопасной жизнь израильтян при наличии лучших в мире армии и разведки, к сожалению, мы не можем.

            Все межгосударственные войны Израилем были выиграны. Полным разгромом всех террористических группировок закончилась фактически война с  ООП вплоть до изгнания остатков этой организации с территории Ближнего Востока. Но плодами этих побед израильтянам не суждено было воспользоваться. Кто же воспрепятствовал этому?

            Ответом на этот вопрос не может быть указание на какую-нибудь одну структуру. Более того, помимо внутренних «игроков» в этом процессе оказались замешанными и внешние. Общеизвестно, что Израиль с момента своего образования всегда находился под сильным внешним давлением. Это давление оказалось решающим фактором на первом этапе арабо-израильских переговоров. А вот второй этап, закончившийся пресловутыми «ословскими соглашениями», — дело чисто внутреннее. Однако на этом следует остановиться подробнее.

            Вот предыстория «ословских» соглашений. Осенью 1990 г. Буш старший через Горбачева пытался договориться с Садамом Хусейном о добровольном  выводе иракских войск из Кувейта в обмен на крупные уступки Израиля в конфликте с палестинцами. Уступки, о которых шла речь, вели фактически к разоружению и расчленению Израиля.

            Израиль тогда остро нуждался в кредите для абсорбции большой алии из СССР.  И именно в этот момент была заморожена американская помощь. Дж. Буш 12 сентября 1991 г. заявил, что кредит Израиль  получит только при согласии участвовать в международной конференции о мире и откажется от поселенческого движения, т. е., руководству Израиля буквально выкрутили руки, заставив пойти на переговоры на неприемлемых условиях.

            Но Шамиру тогда удалось выскользнуть из «дружеских объятий», да ещё и укрепить коалицию сторонниками «трансфера». Казалось, Израиль, получив кредит, в котором остро нуждался, должен был отойти в сторону. Вместо этого вскоре после Мадридской конференции начались тайные палестино-израильские контакты. Зачем? ООПовцы, боясь переизбрания Шамира, помогли голосами дисциплинированных израильских арабов, управляемых из Туниса, вернуться к власти Аводе во главе с Ицхаком Рабиным.

            Итак, вместо того, чтобы вести серьёзные переговоры с шейхами арабских племен на территории Самарии и Иудеи о создании там механизмов самоуправления, левое руководство Израиля, преследуя узко партийные интересы, вступило в преступный сговор с обескровленной террористической организацией ООП, реанимировало её и привезло в Израиль.

            После победы ХАМАСа в Газе Израиль пытается освоить методы бывшей английской администрации, основанные на принципе «разделяй и властвуй». Вот и результаты уже третьей по счету войны с ХАМАСом военнополитическое руководство Израиля представляет как несомненную победу: ХАМАС ослаблен, но не уничтожен, что даст преимущества менее агрессивному ФАТХу.

            Однако ослабленный ХАМАС продолжал вести ракетно-минометный обстрел, сохраняя его интенсивность и дальность радиуса действия до самого начала переговоров в Каире о перемирии. Значит, массовые разрушения в Газе не сломили террористов, и угроза возобновления обстрела сохраняется, т.к. террористам не осталось ничего иного, да и ничто иное их не интересует. А если государство не сможет выполнить своего обещания гарантировать безопасность гражданам Израиля, то нет оснований праздновать победу.

            Положение Израиля в окружении враждебных мусульманских государств не позволяет ему ограничиваться полумерами. Ответный удар на непрекращавшиеся обстрелы его территории должен был быть сокрушительным, нести в себе сильную психологическую составляющую. Потенциальным агрессорам в Ливане, Сирии, Иордании, Египте, Ираке, Саудии нужно было показать, что их ждет полный разгром в случае нападения на Израиль. Вместо этого они увидели нерешительность и топтание на месте.

            На самом деле положение ещё хуже. На протяжении вот уже почти ста лет левые в Палестине, а потом в Израиле продолжают надеяться на возможность договориться с арабами. Если простые обыватели с левым мировоззрением искренне верят в это, то  политики разыгрывают «арабскую карту» в борьбе за власть, пренебрегая интересами страны и нации.

            Во времена английского мандата социалисты-сионисты не боролись за выполнение решений Лиги Наций, а сотрудничали с английской администрацией. Проводили стратегию сдерживания по отношению к арабам и боролись с сионистами-ревизионистами. Облыжно повесили на них убийство Арлозорова. В конце концов, довели ситуацию до того, что «еврея убить стало легче, чем собаку». Во время ВМВ после убийства британского министра по делам колоний Мойна устроили охоту на бойцов ЭЦЕЛя, не причастных к этому убийству. В 1948 г расстреливали прыгавших с горящей Альталены добровольцев, прибывших из Европы защищать Израиль. Наконец, докатились до ословских соглашений.

            Положение усугублялось тем, что среди израильских правых не нашлось никого, кроме Жаботинского, изгнанного из Палестины, кто мог бы последовательно противостоять левым. Из-за боязни раскола общества ни одно из преступлений левых не было полностью раскрыто. Поэтому в общественном сознании закрепились полярные оценки всем этим деяниям. Больше других, наверное, стремился избежать раскола, а то и гражданской войны, Бегин. Этим можно объяснить его поведение в 1944, 48 и 77 годах. В 1996 г соглашательство проявилось у Нетаньягу, который не стал раскрывать ставшие ему известными обстоятельства покушения на Рабина. В 2005 г под давлением левых Шарон пошел на одностороннее размежевание с насильственным изгнанием поселенцев из Газы. И теперь в операции «Несокрушимая скала» превалировало желание как-то договориться с врагом над стремлением обеспечить безопасность гражданского населения своей страны.

            Болезнь левизны давно уже приняла хроническую форму, но значительная часть израильского общества по-прежнему далека от осознания этого и не «созрела» для добровольного лечения. Но неизвестно, к чему приведет пассивное ожидание с переложением ответственности на Всевышнего, который не оставит свой избранный народ. Поэтому не помешало бы объединить многочисленные разрозненные группы национального лагеря, выдвинуть лидера и активизировать пропагандистскую деятельность.

            В пропагандистскую деятельность, на мой взгляд, следовало бы включить общественную оценку основных деяний левых сионистов. Вот, к примеру, далеко не полный их перечень:

- отказ от борьбы за выполнение решений Лиги Наций;

- обвинение ревизионистов в убийстве Арлозорова;

- охота на бойцов ЭЦЕЛя с передачей их англичанам;

- расстрел Альталены;

- «ословские» соглашения;

- одностороннее размежевание;

- отдание предпочтения демократии перед обеспечением безопасности своих граждан.

            Из-за отсутствия такой оценки в действиях «правых», а чаще коалиционных, правительств явно прослеживаются корни той политики, которая была сформирована «левыми» много лет назад. Это напоминает процесс распространения в теле метастазов раковой опухоли. Всем известно, чем заканчивается этот процесс. От впадения в состояние крайнего пессимизма удерживает вера в то, что общественный организм обладает большей живучестью по сравнению с обычным человеческим организмом.

 

Марк Аврутин.

07.08.14.

 

 

 

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.