Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Так кто же там кого убивает и нужен ли миру полицейский

Опубликовано: 2013-10-02 @ 23:22

02.10.13

Мирон Я. Амусья,

профессор физики

Так кто же там кого убивает и нужен ли миру полицейский

(Сколько позволено убить своих граждан)

Розовые лица. Револьвер желт.

Моя милиция меня бережет.

Жезлом правит, чтоб вправо шел.

 Пойду направо. Очень хорошо.

 В. В. Маяковский


 

Много лет назад милицейский офицер вполне к месту описывал мне тактику борьбы его службы с бандами. Помимо очевидного пути – ареста бандитов милицией, желательно в момент совершения ими преступления, успешно использовались и в меру сил провоцировались межбандные столкновения, в которые, по меньшей мере, в начале разборок, милиция старалась не вмешиваться. Её непременной задачей был сбор трупов, если они имелись.

Важным преимуществом второго способа было то, что «коллеги» наказывали друг друга гораздо жёстче, чем это могла бы сделать милиция[1], арестуй она преступников и передай их дела, после необходимого небыстрого расследования, в суд.

Поэт описал второй метод, не ограниченный требованиями соблюдения какого бы то ни было права, удивительно точно:

Билась нечисть грудью в груди

И друг друга извела.

Прекратилося навек безобразие,

Ходит в лес человек безбоязненно.

И не страшно ничуть![2]

Международные отношения отличаются от взаимодействия банд далеко не всегда, притом не манерами поведения, а числом сталкивающихся сторон. Отсюда и использование по сути сходных методов, где наряду с разборками на уровне бандитских группировок, есть и случаи, когда действует одно или несколько государств, взявших на себя роль полицейского.

Напомню, что о необходимости  международных полицейских сил грезили ещё основатели Лиги Наций после Первой мировой войны. При создании ООН в 1944 подразумевалось, что роль полицейского должен играть Совет Безопасности.

В обоих случаях происходили судьбоносные осечки. Система становилась неэффективной в принципе, когда бандитом оказывался влиятельный и сильный член международной организации, или её член, пользующийся поддержкой сильных стран. Бандита можно было исключить из организации, и сказать, не сделать (сделать было себе дороже!), что-то осуждающе-морализующее в его адрес. Так было с СССР, которого в конце 1940 исключили из Лиги Наций за нападение на Финляндию.

Германия же, в ответ на словесные ограничения своего вооружения вышла из Лиги наций ещё в октябре 1933, а Япония, из-за осуждения захвата ею кусков Китая покинула эту организацию весной этого же года.

Совет Безопасности ООН казался более подходящим и эффективным для роли полицейского. Но и здесь возникла трудность, впрочем, вполне предвидимая и простая: член Совета мог патронировать бандитскому образованию, правом «вето» блокируя какие-либо действия по «урезониванию» бандита. Последний пример подобного – поддержка Россией и Китаем режима Асада в Сирии. Разумеется, в такой ситуации выходом могло бы быть взаимное уничтожение в ходе борьбы двух и более бандитских формирований. Однако в рамках одного государства и исходного колоссального неравенства сил власти и противодействующих ему групп такое развитие событий не могло в Сирии реализоваться с самого начала. Продолжение борьбы радикализовывало противников Асада, а поддержка и прикрытие патронов развязывало ему руки и спускало тормоза. Счёт жертв перешёл с десятков людей на десятки тысяч, и перевалил на сегодняшний день уже сотню тысяч.

Недавняя газовая атака в Дамаске, приведшая к почти полутора тысячам убитых, поставила происходящее в Сирии в центр международной дискуссии, посвящённой старому и вечно новому вопросу «кто виноват, и что делать». О чём только не говорят чиновные люди и не толкует братия из СМИ в связи с этим. И об опасности разрастания локальной гражданской войны в масштабный конфликт, в которую вовлекутся внешние, притом, немалые силы, и об опасности нарушения в этой стране статус-кво, и об особой угрозе, связанной с использованием газов и возможной передаче соседям Сирии этого оружия, и о соотношении полусекуляризма (сегодняшний режим) и исламистов, его атакующих, выгодности (или невыгодности) соседям Сирии вступить в эту войну и т.д. и т.п. Очень много говорится про политические выгоды вмешательства и невмешательства.

Один вопрос исчез из поля зрения сильных, да и вовсе сильных мира сего. Этот вопрос я сформулирую так: «Сколько своих граждан (в абсолютных цифрах или процентном отношении к полному населению) позволено убить диктатору, чтобы не потерять звания «законного правителя» в глазах лидеров других стран?». С этим же связан вопрос о реакции на правителя, любую разумную границу в убийстве своих граждан определённо перешедшего.

Безоговорочная поддержка Асада Россией и Китаем в Совете Безопасности, а Россией ещё и оружием, и манёврами «канонерок», в итоге привели этот Совет к параличу. Оставалось действовать в обход его, для чего требовалась какая-то особая причина, а не заурядное убийство своих граждан. Примерно с год назад президент США Обама назвал применение отравляющим газов Асадом той «красной чертой», при пересечении которой США начнут военные действия против режима Осада.

Поддержка Асада Россией не удивительна, поскольку сирийский режим – давнишний клиент СССР и России. Верность старым друзьям сама по себе хорошая черта, однако, до тех пор, пока «друг» не становится просто бандитом. Уместно помнить, что защищая бандита, разделяешь тем самым и его ответственность.

Естественно, что бойня, происходящая около Израиля порождает разговоры и слухи о вмешательстве этой страны в сирийскую войну и о поддержки им той или иной стороны конфликта. Говорят, что вмешиваться ему не следует, поскольку это война не его и повстанцы могут оказаться хуже Асада.

Я не гадалка и не эксперт по проблеме международных отношений. Согласен, что происходящее — не прямо израильская война, но её исход для Израиля, несомненно, крайне важен. Что касается смены Асада исламистами, то особой опасности для Израиля здесь не вижу, как не видел её в смене Мубарака «братьями-мусульманами» в Египте. Ведь не успели эти «братья», пугавшие столь многих в Израиле, прогреть для себя и сестёр стул власти, как их свергли военные.

Совсем бредовыми выглядят страхи, связанные с тем, что в случае сильного внешнего давления Асад разожжёт пожар если не мировой войны, то, как минимум, всеближневосточной. Для подобных страхов нет никаких оснований. Для такого дела у не контролирующего и половины своей страны Ассада, и его покровителей нет необходимых сил. Бессилие можно компенсировать шантажом, но лишь кратковременно и только в противостоянии со слабонервными.

Полезно иметь в виду, что смута египетская, как и аналогичная тьма, явно не прихоть одного или нескольких кукловодов или заезжих политтехнологов, а внешнее проявление глубинных общественных проблем, главная из которых – неудержимое и плохо управляемое идеологией всеобщее желание человека кушать, притом регулярно, желательно – три раза в день.

Я это к тому, что многие сегодняшние друзья Асада и его непримиримых врагов быстро смоются из групп поддержки, когда станет ясно, что главная забота – корма – подороже будет, чем С300 или Стрингер. Да и приди к власти в разрушенную гражданской войной страну исламисты, их прыти тоже поубавиться – ведь трупов врагов не хватит на прокорм ни в прямом, ни в переносном смысле на сколько-нибудь длительный промежуток времени. А с учётом мощи Израиля, стоит иметь в виду, что как пища он мал и плох, поскольку определённо трудно усваивается. И даже при самом оптимистичном для его врагов исходе возможного столкновения – надолго проблему кормов не решит.

Поэтому фаталистически глядя в будущее, я основное внимание уделяю настоящему. А в настоящем Сирия, под руководством Асада, второго из этой династии, диктаторствующая в этой стране уже более сорока лет, имеет за два года с начала естественных для такого «долголетия» столкновений, сто двадцать тысяч убитых[3].

Возникает чисто моральный вопрос, вне сиюминутных выгод и провалов. Как может такой человек быть президентом, рассматриваться как лидер страны, если при нём идёт массовое убийство его граждан? И мне не важно, как и какие тут замешаны интересы крупных держав, какую роль играет здесь почти религиозная одержимость США тягой к насаждению демократии, или отчаянная попытка России удержать хоть что-то из когда-то большого влияния на Ближнем Востоке. Думаю, что не скоро в Каир и Дамаск придёт демократия в нормальном смысле этого слова. Гораздо раньше, скорее всего, Россия, вслед за СССР, в очередной раз сядет в лужу, потеряв и деньги, и остатки влияния.

Конечно, применение газов в военных действиях есть преступление. Не случайно использование отравляющих веществ как боевого оружия было запрещено уже вскоре после начала их широкого использования в первой мировой войне. Однако, не газы – первая и главная проблема Сирии. Мало сомнений в том, что, несмотря на попытки России вытащить режим Асада из под удара США по его спрятанным запасам химического оружия, мировому полицейскому, от роли которого США под руководством Обамы всячески открещиваются, придётся вмешаться.

Затягивание естественного решения вопроса многие толкуют как политический провал США и крупную победу России. Не вижу ни малейшего основания для подобного заключения. Уже сама угроза США бомбить Асада привела к впечатляющим сдвигам. Ведь у него вроде не было химического оружия, и он его уж точно якобы не применял, а теперь готов показать и уничтожить запасы под присмотром. И «патрон» как-то отодвинулся в сторону под угрозой полицейского окрика[4].

Наскоро сляпанная резолюция Совбеза, попытки платных лгунов и полезных идиотов доказать, что ракеты с газовой начинкой были самоделками, и применяли их под Дамаском повстанцы, да ещё с помощью и по наущению Запада, чуть затянут время. Удастся спрятать часть арсенала, куда-то его перевести – не важен метод, предвидим результат – полицейская дубинка или страх перед ней помогут конфликт покончить.

Меня несколько удивляет концентрация общественного внимания на применении газов. Ими «баловался» ранее и Саддам Хусейн. Да и массовый расстрел и бомбёжка своего населения с использованием боевой авиации и танков регулярной армии не на много лучше газов. Глупо и цинично рассуждать, кто больший бандит – Асад или его противники. Определённо, он не может оставаться президентам, даже будь он честно и всенародно избран[5]. Стоит помнить, что сама радикализация оппозиции – дело рук надоевшего режима и их зарубежных помощников. На их совести и сотня тысяч жертв этой войны. Аморально равнодушно наблюдать, как гибнут не сатрапы Асада, не боевики какой-нибудь Аль-Кайды, а масса обыкновенных, ни в чём особо не провинившихся людей. А политика, основанная на аморальности, не может быть правильной. Она приведёт неизбежно своих адептов к печальному концу. Жаль, что их судьбу разделит множество непричастных.

Санкт-Петербург


[1] Не делаю разницы между милицией и полицией. Допускаю, что название милиция опять вернётся в Россию в целях искоренения второго из двух наследий бывшего президента Медведева.

[2] Автор В. С. Высоцкий

[3] Цифры, даваемые различными источниками, несколько отличаются друг от друга. Там сейчас не до точного учёта.

[4] Возможно, действия под влиянием испуга от угрозы американских бомбардировок есть верх миротворчества. Именно так можно объяснить номинацию президента России некой Международной академией духовного единства и сотрудничества народов мира, поддержанную Кобзоном и президентом Венесуэлы, на Нобелевскую премию мира.

[5] Что в случае Асада не имело места.

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.