Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Очерки по истории ближневосточного конфликта. О начале конфликта

Опубликовано: 2013-08-01 @ 16:27

 

 

Марк Аврутин

 

 

 

Очерки по истории ближневосточного конфликта

 

О начале конфликта

 

            Мало того, что под ближневосточным конфликтом мировая общественность подразумевает конфликт только между палестинскими арабами и евреями Израиля, хотя Ближний Восток никогда не был спокойным регионом, так ещё и началом его считает провозглашение независимости Израиля в 1948 году.

На самом деле конфликт между арабами и евреями существовал на протяжении многих лет задолго до провозглашения суверенитета Израиля. И не просто существовал, а развивался, пока не перерос в полномасштабную войну 48-49 годов, которую принято называть войной за независимость Израиля. Однако, согласно определению, независимость  — это отсутствие подчинённости. Израиль же не был в подчинении ни одной из пяти стран, армии которых напали на него в 1948 году. Поэтому естественней было бы считать войной за независимость боевые действия, которые вынудили или, по крайней мере, способствовали тому, что британцы отказались от мандата. Впрочем, это уточнение определения  ближневосточного конфликта является не самым важным из тех, которые мы намереваемся сделать.

Подобно многим современным событиям, ближневосточный конфликт связан с Первой мировой войной. Именно тогда сформировался клубок противоречивых интересов. Турция, находившаяся в состоянии глубокого экономического кризиса, стала союзницей Германии в надежде с её помощью решить свои внутренние экономические проблемы.  Это произошло 11 ноября 1914 года, когда Турция объявила войну Британии и Франции.

Страны Антанты почему-то тут же поняли, что этот шаг неминуемо приведет к краху  Османской империи, и начали искать способы, как поделить между собой территорию, принадлежавшую Османской империи. Буквально в тот же день, 11.11.1914 года  посол Франции М. Палеолог имел беседу с Николаем II и получил согласие «на Сирию в обмен на проливы».

Англия тоже провела двухсторонние переговоры с Россией и Францией. Позднее результаты всех этих переговоров были оформлены в тройственном тайном соглашении Британии, Франции и России, известном как соглашение 1916 года Сайкса- Жорж-Пико – Сазонова.

Арабские националисты увидели в начавшейся войне возможность обретения независимости путем создания единого или федеративного арабского государства на всей территории Сирии, Месопотамии и Аравийского полуострова.  Их требования были изложены в Дамасском протоколе 1915 года, который обсуждался на встрече  британского комиссара в Египте МакМагоном с  шерифом Мекки Хусейном. Результаты их переговоров были представлены в письме МакМагона Хуссейну от 4 июля 1915года.

Часть евреев-сионистов в неминуемом крахе и последующем разделе Турции увидели реальный шанс на создание самостоятельного государства. Жаботинский в Англии объясняет депутатам и журналистам, что значит для евреев участие в войне за освобождение Эрец Исраэль.

Англия, стараясь вести войну, в основном, чужими руками, за поддержку арабам обещает создание независимой Великой Сирии на территории,  которая отошла Франции. Евреям-сионистам она обещает поддержку их устремлений по созданию «еврейского национального очага» опять же на не принадлежащей им территории западной части Палестины, что закрепляется в знаменитой Декларации Бальфура от 2 ноября 1917 года. Почти тут же вслед за этим в декабре 1917года  большевистское правительство России опубликовала тайное соглашение Сайкса- Жорж-Пико – Сазонова.

Несмотря на это, уже в 1918 году, когда англичанам казалось, что война продлится ещё долго, они подтверждают декларацией Хоггарта данные ранее обещания арабам. То ли разоблачение, сделанное ленинским правительством, чтобы скомпрометировать англичан, осталось действительно неизвестным арабам, то ли они притворились, чтобы  процесс продолжался как-будто бы ничего не произошло. И он действительно продолжался.

3 июня 1919 года в Дамаске на первом Сирийском конгрессе было объявлено о намерении провозгласить Сирию независимой монархией. А 8 марта 1920 года Конгресс провозгласил Сирию независимой монархией во главе с королем Фейсалом. Великобритания и Франция согласились признать только «условную независимость» Сирии до тех пор, пока под их контролем она не станет самостоятельным государством.

Поскольку сирийцы отклонили эти условия, Великобритания и Франция созвали в апреле Конференцию в Сан-Ремо, на которой договорились о  распределении подмандатных территорий. 14 июля французы выдвинули Фейсалу ультиматум: принять французский мандат до 20 июля или отречься от престола. Понимая соотношение сил, Фейсал в последний день указанного срока телеграфировал о принятии условий. Однако депеша была доставлена из-за неисправности телеграфной линии лишь на следующее утро, когда  французский экспедиционный корпус напал на сирийскую армию в 20 километрах от Дамаска. Сирийцы были разбиты, и сирийская монархия пала, просуществовав четыре с половиной месяца.

Да, англичане обманули арабов: чтобы не конфликтовать со своими союзниками французами, они отказали в помощи Фейсалу, а Великая Сирия фактически была превращена в колонию. Но этот обман несравним с тем, как англичане обманули евреев. Они не только ничем не способствовали созданию «национального очага», но и всячески препятствовали этому, вводя квоты на еврейскую иммиграцию и провоцируя столкновения с арабами. Что же касается арабов, то обязательства перед ними в значительной мере были всё-таки выполнены: Фейсал был коронован в Ираке, а его брат Абдалла стал правителем Трансиордании, созданной на Восточном берегу Иордана.

Сложившуюся тогда ситуацию можно попытаться вкратце представить четырьмя следующими положениями.

1. Доподлинно неизвестно, сознательно ли англичане обманывали арабов или действовали по принципу: одна рука не знает, что делает другая. Ведь условия, на которых арабы согласились стать союзниками англичан в войне с турками, были изложены в Дамасском протоколе и приняты британским комиссаром в Египте МакМагоном 4 июля 1915года, а тайное соглашение о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке было подписано в 1916 году. Лоуренс Аравийский, создававший армию из разрозненных отрядов бедуинов под предводительством Фейсала точно мог не знать об этом соглашении — на то ведь оно и было тайным.

2. Впервые арабы могли узнать о том, что за их спиной что-то затевается и, возможно, по инициативе евреев, из Декларации Бальфура. Опубликованное большевистским правительством России спустя месяц после подписания Декларации Бальфура тайное соглашение о разделе сфер влияния на Ближнем Востоке могло остаться неизвестным арабам.

3. Сионисты же были довольны тем, что на уровне правительства Её Величества хоть как-то зафиксированы их устремления и выражена готовность Великобритании содействовать осуществлению этих устремлений. Арабы предпочли выяснению отношений с англичанами, излить своё возмущение на практически беззащитных еврейских поселенцев. Однако оно тогда ещё не было столь категоричным, о чем свидетельствует тот факт, что Вейцману удалось довольно быстро всё уладить.

4. Поскольку англичане продолжали обещать арабам и даже что-то делать для них в меру своих урезанных возможностей, арабы на протяжении десятилетий сохраняли лояльность по отношению к ним. Французов же, которые им, во-первых, ничего вообще не обещали, а, во-вторых, вели себя по отношению к ним довольно жестко, арабы задирали.

Поскольку зародившиеся тогда, в середине второго десятилетия ХХ века, тенденции, в значительной степени, сохраняются, имеет смысл более подробно остановиться на положениях, сформулированных в пп. 1 – 4.

***

            Первыми инициативу проявили евреи, начав переговоры с арабами ещё до Первой мировой войны. Сионистский лидер Хохберг в июне 1913 года подписал соглашение о создании в Палестине «еврейского национального очага» с президентом арабского Конгресса Абд уль Хамид Яхрави, который заявил, что и мусульмане, и христиане испытывают самые лучшие чувства по отношению к евреям. А все резолюции, в которых упоминаются права и обязанности сирийцев, относятся также и к евреям. То есть, евреи рассматривались представителями одной из конфессий в возрожденной Сирии. Однако из-за начала войны достигнутое соглашение не удалось претворить в жизнь.

По мере приближения краха Оттоманской империи в Первой Мировой войне возросла активность Великобритании, направленная на установление контроля над ближневосточным регионом.

Принято считать, что для успокоения активистов сионистского движения и поддерживавших их христиан-евангелистов, выступавших за создание в Палестине еврейского национального очага (что вовсе не равнозначно воссозданию Израиля), была выпущена декларация правительства Британии от 2 ноября 1917.  Покажем, что это не совсем так.

Декларация, вошедшая в историю под именем (Артура Джеймса) Бальфура, бывшего в то время министром иностранных дел Великобритании, который подписал её от имени правительства Её Величества, не содержала ничего из того,  что ей приписали позднее. Не было в ней ни обещаний возрождения государства Израиль, ни, тем более, трансфера арабов и евреев. Да и вся та «Декларация» содержала всего 60 слов. Почему же она наделала столько шума?

Существует масса статей, в которых утверждается, что и мандатом Лиги Наций предусматривались создание еврейского государства и трансфер. И даже король Фейсал якобы настаивал на необходимости полного взаимного трансфера евреев и арабов. И даже Лига арабских стран опиралась на проект взаимного трансфера евреев и арабов, когда она в 1949 году принимала решение об изгнании евреев из всех арабских стран без всякой компенсации, одновременно отказывая в приеме палестинским арабам.  Странное, однако, понимание трансфера и ещё более странное его практическое осуществление.

Понятное дело, евреям хотелось бы видеть в  Декларации Бальфура то, чего в ней, к сожалению, не было. А что если попытаться разглядеть то, что в ней действительно было заложено. Согласно соглашению Сайкса- Жорж-Пико – Сазонова Иерусалим и весь Западный берег Иордана до Средиземного моря оставался под международным контролем (см. рис. 1).

События 1917 года фактически вывели Россию из этого соглашения. И вот за несколько дней до большевистского переворота англичане подписывают декларацию, в которой под видом удовлетворения естественных устремлений евреев обрести национальный очаг включают в зону своего влияния без согласования с Францией Западный берег Иордана.

Большевистское правительство, несмотря на крайне тяжелую обстановку у себя в стране, почти тут же отреагировало на этот поступок Великобритании публикацией в декабре 1917года тайного соглашения, которое с тех пор стало называться соглашением  только Сайкса-Пико. Большевики, раскрыв содержание соглашения, скомпрометировали англичан. Чем же? Не только наличием самого тайного соглашения, но и тем, что вскрыли обман.

Англичане обманули всех, но больше других, евреев, подсунув им «химеру», за которую тут же ухватилась часть сионистов. Другая часть во главе с Жаботинским настаивала на необходимости последовательно добиваться осуществления политических целей сионистского движения. Почему сторонников Жаботинского считают ревизионистами? Скорее они были ортодоксами в отличие от сторонников Вейцмана и Бен Гуриона – явных оппортунистов.

Герцль говорил о «массовом переселении евреев в еврейское государство, об организованном исходе еврейских масс Европы в самостоятельное еврейское государство». Оппортунистами было это сделано? Вместо этого, полагаясь на декларацию Бальфура, которая якобы дала все необходимые политические гарантии, они занялись сельскохозяйственной колонизацией Палестины, полагая под ней создание базиса для «национального очага». В результате до сих пор этот базис лишен политических гарантий. Поэтому и не было массовой эмиграции. В иные годы не выбиралась даже установленная англичанами квота.

Герцль не был социалистом, — социалистические идеи были привнесены Бен Гурионом & товарищи. Жизнь доказала ошибочность и оппортунистического арабофильского течения в сионизме, против которого выступал Жаботинский, настаивая на необходимость жёсткого силового давления на арабов с тем, чтобы заставить их примириться с созданием еврейского государства в Палестине, да ещё и «на обоих берегах Иордана».  Жаботинский выступал за предоставление арабам полного равноправия, но лишь после того, как они согласятся с фактом существования этого государства.

Если бы англичане действительно хотели способствовать созданию еврейского государства, то включение Западного берега в их зону влияния существенно облегчало эту задачу: на восточном берегу создается арабское государство, на западном – еврейское. Даже Фейсал был не против того, чтобы евреи приехали. «Они приедут с большими капиталами из США и других стран, — говорил король — они привезут лучших ученых мира, ведь все выдающиеся ученые – евреи. И эта земля, которая сейчас в основном пустынна, превратится в цветущий сад».

Правда, дальше он говорит то, во что евреи хотели бы не вникать, а именно: «Мы попросим у них специалистов, будем работать вместе, и так все земли, которые мы, арабы, превратили в пустыни, вновь зацветут, как это было в прошлом». То есть, он говорит о том, что арабы и евреи будут работать, а значит, и жить вместе. Хотя

арабского государства на территории Палестины никогда не существовало. В течение многих веков Палестина вообще представляла собой малонаселенную территорию с очень небольшой площадью возделанной земли и неосвоенными пространствами эродированных гор. Обширные площади не культивировались.

Вот и шериф Хуссейн, попечитель исламских святынь в Аравии, отец Фейсала, видя, что ресурсы территории представляют собой нетронутую целину, тоже понимал роль, которую могли бы сыграть евреи, —  пусть работают на возрождение Палестины, а когда возникнет необходимость, их всегда можно будет изгнать, как это не раз бывало в прошлом. И уже рост населения в Палестине начался, как и предвидел Хуссейн,  после того, как евреи стали возвращаться на свою историческую родину.

До Первой мировой войны не существовало даже самого понятия Палестина как административной единицы. Арабы и турки знали Сирию с центром в Дамаске, разделенную на вилайеты-губернаторства, которые охватывали территорию современных Ливана, Сирии, Иордании и Израиля. К моменту начала там практической сионистской деятельности территория Палестины называлась Южной Сирией. И арабы, ведя переговоры с сионистами о создании в Палестине «национального очага» для евреев, исходили из предположения, что он («очаг») будет создан на территории суверенной Сирии после коронации короля Фейсала, сына шерифа Хуссейна, руководителя арабского восстания против турок.

Однако и арабское восстание против турок и коронация Фейсала больше похожи на мистификацию, чем на реальность. На самом деле Хусейн (ибн Али аль-Хашими), который считал себя потомком Хашима, сына родоначальника племени курейш, к которому принадлежал сам Мухаммед, что служило хорошим обоснованием права на власть, много лет воевал с другой группировкой племенных вождей – кланом Саудитов, так же претендовавших на власть в Аравии.

В 1916 году британский разведчик и арабист, Томас Эдвард Лоренс (Лоуренс Аравийский), сформировал «арабское освободительное движение». Его возглавил «великий шериф Мекки» Хусейн, которому Лоуренс пообещал, что Хашимиты будут властвовать над всеми арабами, если он станет союзником Великобритании в войне с Оттоманской империей и возглавит поход за «освобождения арабских земель».

Хусейн принял британское предложение и предоставил военные отряды под командованием своего сына Фейсала. Однако разрозненные отряды бедуинских племен под командованием Фейсала, могли лишь послужить ширмой для действий английских военных отрядов, которые и осуществили  реально захват власти во всех частях региона.

Понимая действительную роль «арабского освободительного движения»,  ни Хусейн, ни Фейсал не стали особенно возмущаться, когда узнали, что Великобритания их попросту обманула, скрыв заключенное в 1916 году соглашение с Францией о  разделе сфер влияния на Ближнем Востоке.

Фейсал, изгнанный французами из Дамаска, был посажен на иракский трон, став лояльным правителем подмандатного государства. Другому сыну Хусейна, Абдалле была передана территория восточнее Иордана, включая Восточный берег, составлявший часть территории Палестины.

Абдалла стал эмиром государства «Трансиордания», находившегося под протекторатом Великобритании до 1946 года, когда оно получило формальную независимость от Великобритании. Эмир Абдалла стал именоваться королем, а его государство – Иорданское Хашимитское Королевство.
Но главное, что арабы, проживавшие на территории Палестины, рассматривали её частью арабской Сирии, поскольку они всегда ощущали национальные, религиозные, лингвистические, природные, экономические и географические связи с Сирией. А умеренные сионистские лидеры отказались от использования термина «государство» из опасения вызвать протест сначала османских властей, а потом – арабских лидеров, и поэтому пользовались термином «национальный очаг» из тактических соображений, чтобы только добиться принятия декларации в поддержку своих устремлений.

Жаботинский же начинает организовывать Еврейский Легион, чтобы евреи могли воевать за освобождение Эрец Исраэль в качестве официальных союзников Англии. Это поставило бы их в совершенно другие, практически равные условия. Преодолевая противодействие своих оппонентов по сионистскому движению, Жаботинский переходит к практическому осуществлению задуманного им плана, получив неожиданно помощь от Трумпельдора.

Остатки еврейского отряда погонщиков мулов во главе с В.Трумпельдором после завершения (неудачей) Галлиполийской операции, были эвакуированы в Египет. Трумпельдор приехал в Лондон – помогать формировать еврейский полк. Вслед за ним прибыло 120 человек из отряда. Их не раскассировали по частям, а оставили отдельной ротой. После того, как роту «просеяли», от нее осталась половина, из которой стали готовить будущих инструкторов для еврейского полка. В США и Канаде в это же время вербовкой евреев занимаются Бен-Гурион и Бен-Цви.

Начинание поддержало посольство России в Лондоне – шел ведь 1917год. Тут уже и правительство Англии решило не просто поддержать, а и привлечь на свою сторону симпатии евреев во всем мире: 2 ноября1917 года  принимается знаменитая декларация Бальфура.

Хотя в Декларации Бальфура, как мы отмечали выше, ничего не говорилось о создании еврейского государства, тем не менее, даже она вызвала откровенное возмущение со стороны арабов. Это заставило Хаима Вейцмана отправиться в Палестину во главе Сионистской комиссии. В марте 1918 года, в Каире он встретился с сирийскими арабскими националистами. Результатом дипломатических усилий Вейцмана стал вывод о том, что «в Палестине есть место еще для одного миллиона жителей, и это не отразится на положении уже живущих там. Но при этом арабы настаивали на отмене Декларации Бальфура.

Эмир Фейсал 3 января 1919 года  подписал соглашение с Вейцманом, но мы не знаем, что им руководило. Возможно, не только обещание Вейцмана поддержать создание независимых арабских государств в Сирии и Ираке, но и участие евреев в его собственном спасении в Дамаске.

Вейцман хоть и симпатизировал Жаботинскому (они даже вместе снимали в Лондоне квартиру), но его начинание по созданию еврейского легиона не поддержал. Поэтому мог и умолчать о том, что еврейский батальон обеспечил форсирование через Йордан австралийской кавдивизии, прорывавшейся к Дамаску на спасение  Фейсала с его арабскими отрядами.

К тому же Фейсал, подписывая соглашение, не выступал в качестве представителя всех арабов. Это палестинские арабы воспринимали Сирию в качестве единого государства, лидером которого почитали эмира Фейсала.  А умеренные сионисты во главе с Вейцманом никогда не говорили о создании суверенного еврейского государства.

Так, нерешительность сионистских лидеров относительно создания еврейского государства в Палестине/Эрец-Исраэль, с одной стороны, и неоднозначность в понимании термина «национальный очаг» евреями и арабами, с другой стороны,  положили начало конфликту.

И только Жаботинский понимал необходимость решения политических вопросов о создании еврейского государства. Пятитысячный еврейский легион мог стать серьезным аргументом при решении этих вопросов. Поэтому он прикладывает неимоверные усилия, чтобы удержать легионеров, считавших, что они своё дело сделали, — война ведь закончилась. Жаботинский же говорит, что борьба за Эрец Исраэль только начнется и «ни британские, ни индийские солдаты не пошевелят пальцем, чтобы защитить еврея…»

После поражения Оттоманской империи в Первой мировой войне были учреждены, так называемые, подмандатные территории, с 1517 по 1917 годы входившие в состав империи. На управление этими территориями Лигой Наций были выданы Англии и Франции мандаты. Под управлением Франции оказалась территория, на которой сейчас расположены Сирия и Ливан. Англичане контролировали Палестину и Ирак.

Как уже отмечалось, в соответствии с соглашением Сайкса-Пико–Сазонова западная часть Палестины должна была остаться под международным контролем, но в начале ноября 1919 года Франция настояла на включение в её зону Галилеи, и англичане вывели оттуда свои войска.

После этого арабы начали вооруженную борьбу  с французскими войсками, в которую попытались вовлечь евреев. Еврейские поселенцы предпочли нейтралитет, что вызвало конфронтацию с арабами. А находясь во «французской» зоне, евреи не могли уже требовать от британцев обеспечить свою безопасность. Собственных же сил для самообороны было у них недостаточно.

Когда страны-союзницы официально признали Декларацию Бальфура,  арабы провели серию антиеврейских демонстраций в конце февраля 1920 года.  Демонстранты требовали ещё и скорейшей коронации Фейсала в объединенной Сирии, которая, с их точки зрения, должна была включать также и Палестину/Эрец-Исраэль.

В начале марта, на следующий день после коронации Фейсала, Палестину/Эрец-Исраэль охватила новая волна демонстраций, на которых произносились речи в поддержку Фейсала, за арабский суверенитет и против еврейского национального движения.

1 марта 1920 года арабы вошли в поселение Тель-Хай. В завязавшейся перестрелке с арабами  погиб легендарный герой Йосиф Трумпельдор и еще пятеро жителей поселения. После этого евреи покинули свои дома в Галилеи. Французы, в конце концов, завладели этим районом и восстановили там относительное спокойствие. В конечном итоге Галилея стала частью подмандатной Палестины/Эрец-Исраэль.(когда снова вошла в состав Сирии?)

4 апреля в Иерусалиме начались беспорядки, которые во многом были спровоцированы речью Амина эль-Хусейни. Он бесконечно повторял: «Арабы, это ваш король!»,  держа в руках портрет Фейсала. Арабов охватило необычайное воодушевление.  Беснующиеся демонстранты нападали на евреев как внутри Старого города, так и за его пределами. Пятеро евреев были убиты и около двухсот ранены. С арабской стороны погибло четыре человека в результате огня, открытого британскими войсками.

Командование Хаганы полагало, что арабы не тронут жителей старой части Иерусалима, поскольку они не принадлежали к сионистскому ишуву. Поэтому бойцы Хаганы расположились в других местах, а безопасность евреев Старого города обеспечивали британские и арабские полицейские. Не исключено, что организаторы демонстраций намеренно направили толпу в Старый город, но, возможно,  что британцы перекрыли праздничной процессии маршрут в направлении Шхемских ворот, и тогда толпа через Яффские ворота ворвалась в Старый город.

Более того, британским военным было заранее известно, что в Иерусалиме планируются беспорядки. Вместо того, чтобы подготовиться к подобному развитию событий, накануне праздника британские войска были почти полностью выведены из Иерусалима. Глава британского штаба даже советовал арабам устроить в городе антиеврейские беспорядки, и вывод войск призван был облегчить им эту задачу.

Накануне было распространено  «Воззвание к арабскому народу в Южной Сирии (Палестине)», в котором  говорилось: «Евреи пытаются отделить Палестину, которая является неотъемлемой частью Сирии, от Сирии и других арабских государств». По мнению авторов «Воззвания», жители Сирии – такие же арабы, как мы. «Отделение Палестины переведет ее во владение евреев, поскольку она окажется в изоляции, и мы не сможем защитить ее, опираясь лишь на собственные силы».

Мало известно о том, что британские офицеры в Палестине не разделяли  политику британского правительства, поддержавшего создание «еврейского национального очага».  Они полагали, что антиеврейские погромы в Иерусалиме продемонстрируют вышестоящим инстанциям в Лондоне, что арабы категорически противятся реализации сионистской идеи.

Это подтверждается хотя бы тем, что, когда британцы нашли нужным, они без особого труда прекратили беспорядки, разогнав демонстрантов и арестовав их лидеров. Уже 8 апреля 1920 года в городе воцарилось спокойствие. Хадж Амин эль-Хусейни, один из основных подстрекателей, который бежал из страны, был заочно приговорен к десяти годам тюремного заключения.

Зеэва Жаботинского обвинили в том, что он возглавил вооруженные отряды Хаганы в Иерусалиме и  приговорили к пятнадцати годам каторжных работ с последующим изгнанием из страны. Еще около двадцати участников Хаганы были приговорены к трем годам каторжных работ.

Деятельность британской военной администрации не способствовала реализации планов сионистского движения, вытекающих из недавно принятой Декларации Бальфура.  Даже не приписывая политике британской администрации антисионистский характер, поддержание ею статус-кво между арабами и евреями препятствовало еврейской репатриации и поселенческой деятельности.

Что касается поселенческой деятельности, то существовавший запрет на передачу земельных владений частным лицам затруднял приобретение земельных участков и создание новых поселений. В части репатриации въезд в страну разрешали только тем, кто проживал в ней прежде, но был изгнан или выслан во время Первой мировой войны.

Глава политического отдела британских оккупационных войск уже в мае 1919 года предупреждал Лондон о том, что строгое соблюдение британцами Декларации Бальфура может вызвать сопротивление со стороны палестинских арабов. Уже тогда стало ясно, что осуществить сионистскую программу, исключая силовое решение, британская администрация не сможет.

Еврейское сионистское меньшинство, преисполненное национальным самосознанием, было чуждо оккупантам. Евреи, даже когда правда была на их стороне, особой симпатии у англичан не вызывали. Поэтому не удивительно, что военная администрация активно препятствовала проведению в жизнь изложенной в Декларации Бальфура политической линии, стремясь придать ей как можно менее просионистскую направленность. Хотя формально она ссылалась на необходимость сохранять статус-кво.

В негативной позиции большинства военных руководителей к идее создания еврейского национального очага, несомненно, присутствовали, элементы антисемитизма. Но и демографическая ситуация заставляла военное руководство, ради сохранения спокойствия в регионе, учитывая баланс сил в стране, удовлетворять, прежде всего, требования арабского большинства.

В «Белой книге» У. Черчилля, опубликованной в июне 1922 года, британское правительство поясняет, хотя и не совсем однозначно, что создание еврейского национального очага в Палестине/Эрец-Исраэль – это не основание суверенного еврейского государства.

Правительство Его Величества могло лишь взять на себя обязательство облегчить создание национального дома (но взятое  обязательство могло остаться невыполненным). На самом же деле, британское правительство в лице военной администрации в Палестине только и делало, что препятствовало расширению еврейского анклава, чтобы он не перерос в государство.

И в мандате Лиги Наций было зафиксировано требование к Великобритании содействовать еврейской эмиграции и поощрять плотное заселение евреями пустующих земель (статья 6). Вместо этого было введено квотирование.

К тому же, в черновом варианте декларации говорилось о восстановлении на территории Палестины/Эрец-Исраэль национального очага еврейского народа, а  в официальном тексте документа речь уже шла не о восстановлении, а о создании на этой территории еврейского национального очага.

Декларация Бальфура, утвержденная на конференции в Сан-Ремо в апреле 1920 года, легла в основу выданного Британии Лигой Наций мандата на управление Палестиной/Эрец-Исраэль, что придало декларации международный статус. Несмотря на всё это, Великобритания не только ни пыталась помочь, но и всячески препятствовала заселению Палестины евреями.

Кроме того, Великобритания совершенно произвольно устанавливала границы ближневосточных государств, в частности, в 1922 году на территории Палестины к востоку от реки Иордан был создан эмират под названием Трансиордания. Таким образом, арабское государство было создано на большей части территории Палестины задолго до принятия ООН решения о создании на территории Палестины путем её раздела двух новых государств -  еврейского и арабского.

 

Продолжение следует

 

 

Опубликовал: cdialog_editor
Категория: История

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.