Да, я поддерживаю Израиль

Фамилия, Имя*

Е-Мейл*

Страна*

Ваше сообщение

* Поле обязательно к заполнению.
** Ваши личные данные не будут опубликованы.
Подробнее читайте в импрессуме.

Да, я поддерживаю Израиль

Как вина перед евреями трансформировалась в ненависть, проявившуюся сегодня в международном бойкоте Израиля

Опубликовано: 2013-05-12 @ 14:08

Марк Аврутин

 

Как вина перед евреями трансформировалась в ненависть, проявившуюся сегодня в международном бойкоте Израиля

 

                Чтобы поднять из кризиса Германию, нужны были деньги. И Гитлер раздел догола евреев. Их вытеснение сопровождалось тотальным ограблением. К 1938 году у немецких евреев было конфисковано 90% собственности и имущества. Совершалось это при полном согласии народов мира.

Гитлер понял, что евреи никому не нужны, и от них можно избавляться любыми способами. Мертвые будут молчать. И евреи потекли в лагеря смерти и расстрельные рвы, а их деньги — на укрепление германской мощи. И даже когда и Рузвельт, и Черчилль узнали в мельчайших деталях, как решается «еврейский вопрос», их больше интересовала арабская нефть, а не судьба евреев.

И после войны, освобожденные из лагерей смерти евреи оказались предоставленными самим себе. Упивающихся победой союзников меньше всего волновали эти люди. У освободителей не было инструкций на этот случай. Истощенные люди гибли, как мухи. Несмотря на нечеловеческие тяготы, выпавшие на их долю, жесткие эмиграционные законы не позволяли им выехать ни в Соединенные Штаты, ни в Канаду, ни в Палестину. Тех же, кто возвращался в страны Восточной и Центральной Европы, встречали погромами.

В Палестине Великобритания держала 100 тысяч солдат, чтобы препятствовать еврейской иммиграции. В лагерях для нелегальных иммигрантов англичане разместили тысячи бывших узников Освенцима и других лагерей. И евреи снова оказались за колючей проволокой рядом с немецкими солдатами из расформированного Африканского корпуса, которые, однако, свободно перемещались.

Итак, согласно международному праву, вышло, что обокрасть одного — это воровство, а обокрасть целый народ — непредвиденное стечение обстоятельств, как стихийное бедствие. Результатом Второй мировой войны оказался невиданный грабеж евреев на всех уровнях: один сосед скромно уносил понравившуюся ему вещь, другой — чего-нибудь более существенное, а самые наглые въезжали в квартиру или дом, присваивая себе все  содержимое. Государство же отбирало всё до нитки.

Но людей не просто грабили — их при этом уничтожали. Когда председатель Еврейского агентства Хаим Вейцман обратился 20 сентября 1945 года к руководству стран-победительниц с просьбой вернуть конфискованную нацистами еврейскую собственность, ответа он так и не дождался. Шесть лет спустя израильское правительство официально обратилось с требованием возместить хотя бы расходы по приему полумиллиона европейских беженцев, которых, однако, оно не решилось назвать узниками лагерей смерти.

Одна  Германия все-таки признала вину и частично рассчиталась за свои злодеяния. 10 сентября 1952 года было подписано германо-израильское соглашение, положившее начало выплате компенсаций.

А ведь за счет евреев поживилась не только Германия. За годы войны аграрная Швейцария, не способная прокормить собственное население, превратилась в мировой финансовый центр. Швейцарские банки кредитовали германские закупки… швейцарских вооружений, обменивали золото, с которым у Берлина проблем не было, на иностранную валюту. К золоту, конфискованному у евреев (в ноябре 1942 года из Освенцима прибыла первая партия золотых коронок), добавились золотые запасы оккупированных стран.

Услуги, которые Берн оказывал Берлину, продлили нацистскую агонию. Швейцарии это припомнили, как и льготные кредиты, и долевое участие в немецких компаниях, использовавших даровой труд военнопленных и узников концлагерей, и расистское отношение к беженцам, и транзит немецких и итальянских военных грузов.

Многие богатые евреи держали деньги на швейцарских счетах. Когда их начали разыскивать наследники, банки всячески этому препятствовали, сознательно удерживая и скрывая активы жертв Холокоста. Основа нынешнего швейцарского богатства — нацистское золото и » бесхозные » еврейские счета. Эти средства, инвестированные в экономику, стали её локомотивом.

Швейцарцы полвека умело прикрывались законом о банковской тайне. Но всякое тайное когда-то становится явным, и их принудили выплатить компенсацию.

Однако еврейские организации, которые спешили получить хоть какие-то средства, допустили явный промах, и согласились на компенсацию в размере всего 1,25 миллиарда долларов. Теперь официальный Израиль должен потребовать открыть все «спящие» счета, а также вернуть украденные художественные и культурные ценности.

Гитлер поставил амбициозную цель – создать в провинциальном Линце на берегу Дуная, где прошло его детство, музей музеев, собрав в нем художественные сокровища всей Европы. «Искусство изымать искусство» было доведено до совершенства. Сразу после оккупации страны все художественные ценности «врагов Германии» – евреев объявлялись «фондом фюрера».

После отбора лучшее уходило в Линц. Работы, которые не вписывались в нацистскую идеологию, уходили в Швейцарию. Там они обменивались на картины старых мастеров, или продавались за валюту. В итоге наживались все. За короткое время для музея в Линце было отобрано более 30 тысяч картин. А сколько шедевров осело у причастных к этой акции людей, остается только гадать.

Немцы всё делали с присущим им педантизмом, создав специальное подразделение особого назначения ERR (Einsatzstab Reichsleiter Rosenberg). Масса специалистов была призвана, чтобы перелопатить сотни тысяч предметов искусства, миллионы книг и рукописей. Всё это делалось, чтобы противостоять еврейской культуре и традициям.

«Спасая от евреев» предметы мирового искусства, конфисковывали принадлежавшие им частные коллекции вместе с картотеками, списками, описями и даже фотографиями. Часть их была продана известным галереям, коллекционерам и дилерам. Кое-что сохранилось до наших дней — в архивах Германии, Соединенных Штатов и Франции. Это позволило создать базу данных похищенных ценностей.

Однако это не значит, что украденное само собой вернется законным владельцам. Никто ничего добровольно не отдаст. Изъятые у евреев шедевры мировой культуры распылены по всему миру. Вернуть удается считанные единицы.

Сталин тоже мечтал о музее, равных которому не было бы в мире. В середине февраля 1945 года тысячи искусствоведов получили приказ срочно выехать на фронт для выполнения «специального задания». Так началась охота за произведениями искусства. Результаты превзошли все ожидания. В Москву и Ленинград были отправлены в общей сложности 15 эшелонов и 3 транспортных самолета с картинами, скульптурами и рисунками выдающихся мастеров.

Сколько среди них экспонатов из частных еврейских коллекций, не знает никто. Россия по-прежнему придерживается имперских традиций: брать и ничего не отдавать, предлагая отложить на неопределенный срок вопрос о собственности культурных ценностей.

Хорошим примером может служить «Библиотека Шнеерсона», которую собирали семь поколений любавичских раввинов. Часть библиотеки национализировали в 1918 году большевики. Другую часть перевёз в Ригу, а потом в польский город Отвоцк Йосеф Ицхак Шнеерсон. Нацисты вывезли ее в Германию. Советские освободители вернули в Москву и «освободили»  от нее весь еврейский мир, надежно упрятав в Российский государственный военный архив.

Вопрос о возвращении украденного в годы Второй мировой войны еврейского имущества не только финансовый, но и политический. Вернуть большую часть собственности вряд ли удастся. Грабитель не отдаст добровольно награбленное. К тому же действует в этой ситуации не закон, а круговая порука спаянных общей кровью, готовых только к коллективной ответственности, когда виновных не найти. И всё же с амнистией за эти преступления за давностью их срока спешить не следует.

Израиль безжалостно клюют со всех сторон. История вообще была всегда безжалостна к евреям. Все считают, и сами евреи тоже, что они поэтому не должны быть  безжалостными к своим гонителям, среди которых вынуждены были жить в течение двух тысяч лет. А может быть, следует руководствоваться принципом: «Клин вышибается клином»? Кто взыщет за кровь евреев, если правительство государства Израиль, созданного для того, чтобы защищать и живых, и мертвых, боится собственной тени?

Существует ещё проблема еврейских беженцев, ограбленных и изгнанных из арабских стран шестьдесят лет назад. О пламенной арабской «любви» свидетельствует множество фактов, среди которых самым ярким, наверное, является Алеппский погром 1947 года в Сирии, в результате которого были уничтожены все предприятия и синагоги, что заставило евреев бежать из страны. Число его жертв неизвестно и поныне.

С появлением Израиля на политической карте мира ситуация вообще стала невыносимой. Обобранные до нитки пятьдесят тысяч йеменских евреев оказались в Израиле. В течение трёх лет Израиль принял 123 тысячи иракских беженцев. Предварительно евреи должны были отказаться от гражданства, имущества и права на возвращение назад. Преследования и погромы вынудили уехать египетских евреев. В Алжире верховный суд поставил евреев вне закона. Их предприятия были конфискованы, кладбища разрушены, а синагоги превращены в мечети.

Общее количество еврейских беженцев из арабских стран составило от 800 до 900 тысяч человек, а захваченное у них имущество оценивается международной организацией WOJAC  (World Organization of Jews from Arab Countries) в 200-300 миллиардов долларов.  Только площадь земли, которой владели евреи Египта, Ирака и Марокко, превышает сто тысяч квадратных километров, то есть в три с половиной раза больше, чем вся территория Израиля, включая Голанские высоты, Газу и Иудею с Самарией.

К середине 1970-х годов евреев в арабских странах практически не осталось. Их выжили оттуда, и никто не возмутился. Израиль же обвиняют во всех смертных грехах. И не потому что он хуже или лучше других, а потому что все повязаны еврейской кровью.

Пока права еврейских беженцев признает страна, не имевшая таковых, — это Соединенные Штаты Америки. Но и они не готовы поддержать требования Израиля о денежной компенсации.

Стоимость имущества еврейских беженцев на порядок выше стоимости имущества арабских беженцев. Разность будет представлять собой арабский долг, который могли бы выплатить палестинским беженцам при условии, что они переселятся в арабские страны, очистив Газу, Иудею и Самарию. Израиль, наверняка, согласился бы.

 

 

 

 

Возмездие

            На первом в истории судебном процессе над военными преступниками, который состоялся в декабря 1943 года в Харькове, ничего не было сказано о геноциде еврейского народа.   Не упоминалось о геноциде и в приговоре Нюрнбергского трибунала. Только в 1948 г. Генеральная Ассамблея ООН приняла «Конвенцию о предупреждении преступления геноцида и наказании за него». В «Конвенции» был впервые использован неологизм «геноцид»уничтожение народа, который прижился во многих языках благодаря своей прозрачной этимологии. Но Конвенция стала применяться на практике лишь после того, как американский Сенат ратифицировал её в 1988 г. Однако впервые  преступления, совершенные против евреев в годы войны, были признаны самыми страшными преступлениями из всех, известных на протяжении истории человечества, на процессе Эйхмана.

Канцлер Аденауэр высказывал опасение, что процесс «вновь пробудит все былые ужасы» и вызовет новую волну антинемецких настроений во всем мире. Это и произошло. На протяжении десяти месяцев, которые потребовались Израилю для подготовки к процессу, в Германии делалось все возможное, чтобы продемонстрировать беспрецедентные усилия по розыску и судебному преследованию нацистских преступников в стране. Однако ни власти Германии, ни сколь-либо влиятельная группа населения страны не требовали экстрадиции Эйхмана, хотя такого рода требование представлялось бы вполне очевидным, поскольку всякое суверенное государство полагает себя вправе самостоятельно судить своих граждан.             Официальное мнение, высказанное правительственными чиновниками Германии относительно того, что экстрадиция была невозможна ввиду отсутствия соответствующего соглашения между Израилем и ФРГ, не выдерживает критики: отсутствие такого соглашения означает лишь только, что Эйхмана нельзя было выдать по принуждению. Фриц Бауэр, генеральный прокурор земли Гессен, указал на это обстоятельство и обратился к федеральному правительству в Бонне с официальным запросом относительно экстрадиции. Однако Бауэр был немецким евреем, и его мнение не соответствовало общественному мнению — потому его запрос не просто был отвергнут официальным Бонном, но и остался практически незамеченным в стране.

Немецкая сторона довела до сведения израильских властей еще один аргумент не в пользу экстрадиции: в ФРГ не существует смертной казни, и, таким образом, нет возможности вынести Эйхману приговор, которого он заслуживает. Учитывая мягкость приговоров, вынесенных немецкими судами нацистам, повинным в массовых убийствах, нельзя не усомниться в добросовестности такой аргументации. Израильский же суд исходил из того, что Эйхман и ему подобные претворяли политику, «основанную на нежелании делить планету Земля с евреями  и с людьми других наций — будто бы они имели право решать, кто будет, а кто не будет ее населять. Поэтому нельзя ожидать, что хотя бы один-единственный представитель человеческой расы захочет делить планету Земля с ним». Это стало причиной, по которой ему был вынесен смертный приговор.

Однако нет никакого сомнения, что процесс Эйхмана имел далеко идущие последствия в самой Германии. Отношение немецкого народа к своему прошлому было продемонстрировано с максимально возможной ясностью: самих немцев не очень беспокоит присутствие убийц в их среде и в их стране, поскольку вряд ли кто-либо из них собирается убивать людей по своему собственному намерению и произволу; однако, если мировое общественное мнение проявляет настойчивость и требует наказания этих людей, то немцы, несомненно, готовы пойти им навстречу, хотя и до известной степени.

Сам факт сенсационного ареста Эйхмана и информация о предстоящем суде над ним оказали существенное влияние на деятельность местных судебных инстанций. Удалось преодолеть нежелание заниматься розыском «убийц среди нас», и правосудие прибегло к проверенному временем методу: по стране стали вывешиваться плакаты с объявлением о денежном вознаграждении за помощь в деле обнаружения опасных преступников. Результаты превзошли все ожидания. Семь месяцев спустя после доставки Эйхмана в Иерусалим был арестован Рихард Бэр, сменивший Рудольфа Гесса на посту коменданта Освенцима. Затем, буквально один за другим, были арестованы почти все члены так называемой «Специальной оперативной группа Эйхмана».

Впервые со времен окончания войны немецкие газеты начали печатать многочисленные материалы о судах над нацистскими преступниками, причем все они обвинялись в массовых убийствах. Начиная с мая 1960 г., судебные разбирательства велись только по обвинениям в предумышленном убийстве, а остальные дела были прекращены за давностью лет. Конечно, этому в немалой степени способствовало то обстоятельство, что администрация Аденауэра убрала с занимаемых постов более 140 судей, сотрудников прокуратуры и полиции с сомнительным прошлым. Согласно оценке, из общего числа 11500 судей ФРГ не менее пятисот заседали в судах при нацистском режиме.

В ноябре 1962 г., вскоре после того, как завершилась чистка судебного аппарата ФРГ, во Фленсбурге состоялся давно ожидавшийся суд над Мартином Фелленцем, проходивший в практически пустом зале суда. Фелленц, в прошлом старший офицер СС, а теперь видный член Свободной демократической партии Германии, входившей в правительственную коалицию Аденауэра, был арестован в июне 1960 г., через несколько недель после поимки Эйхмана. Он был признан ответственным за массовые убийства 40 000 польских евреев, и после более чем полутора месяцев судебного разбирательства прокурор потребовал для него максимального наказания — пожизненных каторжных работ. Суд же приговорил Фелленца к четырем годам, причем ему были зачтены два с половиной года предварительного заключения. Многим же вообще удалось избежать заслуженного наказания. Так, «крестный отец» душегубок Вальтер Рауф ушел от расплаты. В апреле сорок пятого он попал в плен к англичанам, в Милане. Специальная организация «Паук», созданная в Австрии Отто Скорценни и занимавшаяся спасением нацистов, помогла Рауфу «исчезнуть» из «лагеря для интернированных лиц».

Но существует еще один, более деликатный и более значимый с политической точки зрения аспект этого дела. Одно дело разыскать скрывающегося преступника и убийцу и совсем другое дело обнаружить, что он живет и процветает у всех на виду — как это было с целым рядом государственных чиновников, которые успешно продолжали в ФРГ свои карьеры, начатые еще при Гитлере. Следует, однако, признать, что если бы администрация Аденауэра проявляла чрезмерную щепетильность при найме чиновников с внушающим подозрение нацистским прошлым, то страна могла остаться вовсе без государственного аппарата. Вряд ли можно считать истинным и справедливым утверждение Аденауэра, что лишь «сравнительно небольшая доля» немецкого народа была связана с нацистами и что «значительное большинство немцев стремились, по возможности, оказывать помощь своим еврейским согражданам».

Логика процесса Эйхмана могла бы привести к раскрытию соучастия всех немецких учреждений и организаций в осуществлении «окончательного решения», включая всех государственных служащих в министерствах Третьего рейха, вооруженные силы с генеральным штабом во главе, юридическую систему и деловой мир. Установленные в Нюрнберге определения «преступных организаций», согласно которым в их число были включены лишь четыре организации: верхушка Национал-социалистической партии, гестапо, СД и СС -  оказались явно недостаточными. В список таких организаций не были включены даже уголовная и политическая полиция, хотя их активное участие в действиях по «окончательному решению» было к тому времени достаточным образом подтверждено. Но даже если бы все полицейские силы были добавлены к числу организаций, определенных как «преступные», все равно это не соответствовало бы реальным условиям Третьего рейха. Дело в том, что в Германии, по крайней мере, на протяжении военных лет, не существовало вообще ни одной организации или общественной структуры, которые не были бы замешены в преступной деятельности.

Теперь, когда участников тех преступлений практически не осталось, встает вопрос: почему люди,  родившиеся после войны, должны каяться за преступления, которые они не совершали? Дискуссии на эту тему уже не первый год идут не только в средствах массовой информации, но и в простых пивнушках. Возражают против «вечной вины немцев». Многие видят в требовании непрерывного и бесконечного покаяния     какую-то политкорректную неискренность.

Известные немецкие фирмы, существовавшие во времена Третьего Рейха, имеют темные пятна в своей истории. Трудно было действовать в условиях диктатуры и не запачкать свою репутацию контактами с ней. Большинство нынешних индустриальных гигантов: «Фольксваген», «Даймлер-Бенц», «Альянс», «Континенталь» давно открыли историкам свои архивы, позволили написать о прошлом всю правду, какая бы горькая она ни была, признали свою вину и выплатили пострадавшим компенсации за причиненный ущерб.

Однако никакие признания и выплаты не делались от чистого сердца и вполне добровольно. Да и произошло это не сразу, а только к началу двадцать первого века.  Сказались и давление мировой общественности, и, в ещё большей  степени, страх потерять основные рынки сбыта своей продукции, прежде всего, американские. Не следовало бы вообще называть эти действия «покаянием». Цивилизованное сообщество признало фирмы, использовавшие подневольный труд, ответственными в нанесенном им ущербе. Ответственность выражается в необходимости хотя бы частично компенсировать причиненный вред. Таковы правила международного общежития: пока живы жертвы кровавого режима, фирмы и люди, наживавшиеся тогда, должны хотя бы частично вернуть долг.

Слово «покаяние» уводит проблему в моральную плоскость, путая настоящее время с прошедшим: что было справедливо для поколения, при котором совершались преступления, становится совершенно неприемлемым для поколения детей, внуков и правнуков. Философ Карл Ясперс считал, что вина лежит на всем поколении немцев. Он говорил, что, живя в Гейдельберге, он только в 1945 году узнал действительное положение вещей. И тогда же, в своей первой публичной речи, произнесенной после окончания войны, сказал: «Мы, выжившие немцы, не искали смерти. Нас не арестовывали, как наших еврейских друзей, не выгоняли на улицы, не казнили. Мы предпочитали остаться в живых с таким слабым, если вообще правильным, аргументом, что наша смерть все равно никому не может помочь. То, что мы живы, и есть наша вина!». Нормальные немцы следующего поколения говорят: «Между нами стоят 6 000 000 убитых евреев. Мы не виноваты в этом убийстве — мы в то время были ещё детьми. И хотя очень нелегко для нас сталкиваться с преступлением, которое совершили немцы, мы считаем своим долгом не забывать совершенное. Это часть нашей истории, и существует обязанность ее признать. Вместе с домом своих родителей мы наследуем историю этого дома».

Империя Квандтов повела себя иначе… На протяжении шести десятилетий, прошедших после Второй мировой войны, Квандты ни разу не допустили историков к своим архивам, ни словом не обмолвились о своем участии в преступлениях нацистов.   Моложавый  Свен Квандт, наслаждающийся сейчас неслыханным богатством, не жил в то страшное время и не участвовал в преступлениях гитлеровцев. Но он пользуется наследством, нажитым в преступное время преступным путем. «Можно ли получить в наследство богатство, отказавшись унаследовать ответственность?» Историк Констанце Вернер, описавшая судьбу многих сегодняшних индустриальных гигантов с темным прошлым, считает поведение Квандтов ошибкой: «Было бы умнее выложить все карты на стол и согласиться с оценками прошлого. Тогда не будет больше никаких поводов для обвинений».

Недалеко от территории фабрики «Варта» стоит скромный памятник жертвам принудительных работ при нацистах. Поставлен он на средства города Ганновера. Семья Квандт не разрешила установить его на своей территории и не дала ни цента на его возведение. В таких случаях молчание индустриальных магнатов становится вопиющим. Ставят в вину семейству Квандт не отсутствие лицемерного «покаяния», а недостаток ответственности перед теми, чьим трудом незаконно пользовались их отцы и деды. Конечно, нельзя требовать покаяния, но нельзя допустить и забвения!

Гиммлер опасался, что когда дети уничтожаемых евреев вырастут, они отомстят «нашим детям и внукам». Поэтому он призывал «решиться стереть эту нацию». Нет, мы не мстим! Более того, многие, хотя и не все, простили. Но мы не имеем права забывать и должны из поколения в поколение передавать своим детям и внукам, как это было. И не только, — высший смысл пребывания евреев в послевоенной Германии,  возможно, в том и состоит, чтобы и немцы не забывали о величайшем в истории человечества преступлении, совершенном их предками.

Часто люди задаются вопросом: могло ли что-нибудь воспрепятствовать Катастрофе. Стала бы, например, возможной «Катастрофа», если бы её осуществлению воспротивился Ватикан? Но Ватикан молчал и до войны, зная, что происходило в Австрии и Германии, и много лет после её окончания. Что же говорить о простых людях, хоть на востоке, хоть на западе — они были парализованы страхом, и вынуждены были молчать. Жизнью овладели пособники врага и ненавистники евреев. Они повсюду задавали тон и становились маленькими властелинами подле могучих врагов. Так негодяи с помощью врага стали большинством. Зато когда на этом жутком фоне раздавались решительные голоса «против», никто из нацистов, включая самого Гитлера, не решался их проигнорировать.

 

 

Может ли это повториться?

            С падением режима национал-социализма в Германии угроза геноцида не исчезла: с одной стороны в СССР, а с другой стороны, на Ближнем Востоке, в арабских странах велась подготовка к завершению «окончательного решения». Центр борьбы на уничтожение евреев переместился на Ближний Восток. Существующие там тоталитарные режимы в сочетании с религиозным мракобесием способствуют усилению юдофобства.

Кроме того, надо учитывать, что после падения Германии многие руководители Третьего Рейха скрылись в арабских странах. Большинство из них взяли арабские имена и приступили к обучению арабов террористической деятельности, нацистским методам пропаганды и полицейской работы. Им удалось привить своим  коллегам жгучее желание истребить всех евреев. Тем более, что многие лидеры арабских стран, такие, как Абдаль Гамель Насер, в прошлом сотрудничали с немцами во время Второй мировой войны и, несмотря на осуждение нацистских преступлений, остались ярыми ненавистниками евреев.

Нацисты принесли в арабский мир теорию и практику решения «еврейского вопроса». Основой антисемитской пропаганды сделались делегализация и дегуманизация жертв. Частью политики дегуманизации стала прямая демонизация евреев, которых начали изображать в роли представителей Дьявола на Земле. А поскольку Дьявол — враг  Бога, убийство евреев не просто разрешено, но является религиозным долгом верующего. Именно это сейчас делают арабы.

Немецкие советники арабских лидеров преподали им урок провоцирования бунтов. В свое время этот метод хорошо сработал против Чехословакии, когда встал вопрос о судьбе судетских немцев. Когда правительство Чехословакии решило подавить мятеж и восстановить порядок, бунтовщики обратились за помощью к Германии, поддержать их стремление к свободе. Гитлер, конечно же, был полон решимости защитить своих единоплеменников. Теперь подстрекатели возбудили бунты по всей Иудеи, Самарии и в Секторе Газа, введя некоторые  усовершенствования: мятежи начинали женщины, дети и подростки. При этом зрители теленовостей видели, как против беззащитных женщин и детей выступает полиция и армия. Зрителей не интересовало, что Израиль борется за свое существование. Люди автоматически начинали сочувствовать арабам. Это был тонкий расчет, основанный на эмоциональном воздействии.

Открытая поддержка стран, считающих себя вполне демократичными, оказывает большое влияние на этот процесс. Эта поддержка может выражаться по-разному: в форме выступлений в защиту палестинцев, например, с трибуны ООН; в виде поставки оружия арабским странам, или подготовки офицерских кадров для них, или предоставления им военных советников и пр. Сегодня, как ни странно, «концентратором антисемитских настроений, выражаемых миллионами людей разных взглядов и конфессий, стала ООН. За последнюю четверть ХХ века ООН приняла 100 резолюций с критикой Израиля. Такого «внимания» не удостаивалось ни одно государство в мире. И одновременно, ни одной резолюции, осуждающей атаки палестинцев на Израиль. Все предложения по осуждению антисемитизма ООН отклонила. Апогеем антиизраильской, антисионистской политики ООН, наверное, следует считать сформулированные в резолюции Генеральной Ассамблеи ООН от 1975 года обвинения евреев в угнетении других народов, что послужило основанием для приравнивания сионизма к расизму.

Следует отметить, что такое отношение к сионизму, как национально-освободительному движению еврейского народа, когда стали подвергать сомнению и связь евреев с землёй Израиля, и родство современных евреев с древними иудеями, и даже Холокост назвали выдумкой самих евреев, существовало среди арабов не всегда. Ещё в начале ХХ века многие верили в возможность совместить интересы арабов и евреев. В 1913 году на проходившем в Париже Первом арабском Конгрессе было вообще продекларировано в качестве основополагающего принципа братство арабов и евреев по расе. В выступлениях участников говорилось, что «еврейские братья знают, как нам помочь, чтобы общая страна развивалась материально и морально». Даже арабские националисты верили, что возвращение евреев на историческую родину поможет поднять благосостояние арабов, и потому арабы выступали в поддержку иммиграции евреев в Палестину.

Ситуация изменилась после принятия Декларации Бальфура. Арабы, которые не прочь были воспользоваться еврейскими миллионами, самими евреями, теперь категорически восстали против создания еврейского государства в Палестине, требуя отмены Декларации Бальфура.  Евреям-иммигрантам в арабской стране — да, но не репатриантам в своём собственном государстве! Тем не менее, была создана Специальная Комиссия ООН, так как после Холокоста усилились требования принять решение по Палестине. До сих пор принято считать, что мировое сообщество было озабочено судьбой уцелевших в Катастрофе евреев. Какая наивность! Если чем и были озабочены лидеры ведущих стран мира, кроме стоявших перед ними  геополитических задач, то исключительно тем, чтобы «избавиться» от этих евреев, которые могли бы служить им живым укором. Комиссия ООН рекомендовала создать два государства, — еврейское и арабское — объединенные в экономический союз. И это притом, что арабское государство к тому времени в Палестине уже существовало ровно четверть века — ещё в 1922 году 80% территории Палестины отвели под Иорданию. Несмотря на протесты и угрозы арабских стран 29 ноября 1947 года была принята резолюция ООН по разделу оставшейся части Палестины.

Наступление арабов на еврейский ишув началось фактически не после провозглашения государства Израиль, а ещё до принятия резолюции ООН, а именно, 19 ноября 1947 года. Этому в значительной степени способствовало то обстоятельство, что английские военные базы и большое количество оружия попало в руки неформальных арабских соединений. С самого начала военных действий арабы поставили цель — полное истребление евреев. Однако тогда ещё большинство стран чувствовало свою ответственность за принятое ими решение и осудило агрессию арабов. Даже советский представитель Громыко заявил: «Арабские государства игнорируют решение ООН».

Арабы не сомневались в своей победе над 600 тысячной фактически безоружной еврейской общиной, объявившей себя государством. Деньги, вложенные евреями в приобретение и обработку земли, должны были стать их легкой добычей. А деньги немалые: евреи платили за акр бесплодной земли в Палестине от 1000 долларов, тогда как акр плодороднейшего чернозема в штате Айова в США оценивался максимум в 110 долларов. При этом землю, в основном, покупали у крупных землевладельцев, а не у бедных феллахов, в чем обвиняли евреев, утверждая, что «народ без земли пришел, чтобы взять землю без народа».

Во время войны 1947-48 годов арабы бежали не от евреев: лидеры арабских стран призывали арабов покинуть Палестину, чтобы они не становились помехой во время тотального уничтожения евреев. Арабы не сомневались в разгроме Израиля и своем скором возвращении. В результате этих несбывшихся надежд беженцами стали 650 тысяч палестинских арабов. В 1950 году Иордания аннексировала Западный Берег Иордана. Кроме Англии и Пакистана эту акцию никто не признал. Оккупация продолжалась без малого 20 лет, и палестинцы не требовали создания отдельного государства. Организация Освобождения Палестины была создана лишь после войны 1967 года, когда Западный Берег оказался под контролем Израиля. Тогда возникли условия для придания борьбе против Израиля видимости борьбы за освобождения Палестины. Какой Палестины? Никогда не существовало государства Палестина.

Бандитские формирования кочевников-феддуинов англичане провоцировали нападать на еврейские поселения задолго до провозглашения государства Израиль, ещё в самом начале 1920-х годов. После войны 1967 года эти террористические группы были объединены в ООП. Послевоенная политика Израиля не может не вызывать, как минимум, удивления. Впервые в мировой истории поиском мира занимается победитель, а побежденная сторона настаивает на капитуляции Израиля, отказывая ему не только в признании, но и в мире, и даже в переговорах о нем.

К настоящему времени Израиль уже вернул 93% земель, отвоеванных им в оборонительных войнах. Лидеры еврейского государства явно не готовы отстаивать свою землю. Израиль обеспечивает всем необходимым палестинских арабов, предоставив им самую широкую автономию, вплоть до права почти беспрепятственно уничтожать мирное еврейское население, пропагандировать антисемитизм, начиная с детских учреждений. За все годы Израиль не произвел ни одной настоящей «зачистки» территорий с целью изъятия оружия и депортации его владельцев. Или изъятия школьных учебников с антисемитскими высказываниями, с призывами убивать евреев. Почему авторы этих учебников или издатели «Протоколов сионских мудрецов» не высланы как явные враги Израиля за его пределы?

Международный бойкот Израиля

                Уже не первый год в Европе, Америке и даже в Южной Африке по нарастающей ведется бойкот израильской продукции. Инициаторами бойкота, как правило, выступают проарабские, пропалестинские организации. Но принимают участие в бойкоте представители самых разных организаций: от пайщиков магазинов до правительственных органов.

Основанием для бойкота служит производство продукции, как считают активисты-правозащитники, «в незаконных израильских поселениях на Западном берегу, на землях, украденных в нарушение международного права у палестинских фермеров». А целью «миротворцев» является политическая борьба за передачу  арабам земли, обжитой и возделанной еврейскими первопроходцами.

Активисты международного движения «Бойкот» заставляют владельцев торговых предприятий давать обязательство не торговать продукцией, произведенной «на оккупированных территориях». Кроме того они оказывают давление на зарубежных инвесторов, вкладывающих капиталы в перспективные  проекты на этих территориях, обвиняя их в содействии «израильскому апартеиду и колониализму».

Чтобы не показаться голословными, приведем несколько примеров.  Мэр города Йена (Тюрингия, Германия) активно поддерживает масштабный бойкот израильских товаров. Инициативная группа пайщиков продовольственного кооператива бруклинского района Парк Слоуп (Нью-Йорк) призвала убрать израильские продукты с полок магазина. Сеть британских супермаркетов Sainsbury’s подверглась давлению со стороны активистов международного движения «Бойкот». Проарабская группа в Ванкувере провела акцию против местных магазинов, торгующих израильскими товарами. Аптечная сеть в Южной Африке столкнулась с угрозой бойкота из-за своего решения продавать продукцию Мертвого моря.  Татарстанская общественная организация «Союз арабских студентов» призвала бойкотировать израильские товары. Толпа пропалестинских активистов, устроила демонстрацию протеста против израильских товаров в одном из магазинов торговой сети Carrefour города Эври.

Но международная общественность душит поселенцев и в самом Израиле:  еврейскими юристами подано исков на миллионы шекелей против израильских фермеров. «Правозащитники» уверяют, что бойкот израильской продукции, — это способ, которым они выражают своё отношение к издевательствам израильтян над палестинцами. Они оценивают ситуацию там хуже той, которая была в Южной Африке. В журнал-газете «Мастерская» опубликована серия материалов израильской журналистки Евгении Кравчик, в которых бойкот приравнивается к экономической интифаде.

Почему официальные органы и, в первую очередь, минсельхоз не опровергают эти вымыслы. Ведь израильские фермеры преобразили до неузнаваемости Западный берег, который до 67 года выглядел, как в средневековье. Израильскому  минсельхозу потребовалось  вложить миллиарды шекелей в научные разработки, позволившие превратить пустыню в цветущий сад. Если бы не эти разработки израильских ученых, выращивать пряности, в производстве которых Израиль стал ведущей в мире страной, в  условиях жаркого сухого климата было бы невозможно.

Палестинцы же вовсю перенимают израильский опыт и  получают передовые технологии бесплатно. В результате резко повысился уровень жизни арабского населения. Поэтому вместо того, чтобы душить еврейских фермеров бойкотом и санкциями, «миротворцы-правозащитники» должны были бы способствовать сотрудничеству палестинцев с израильтянами.

Но сторонниками бойкота движет не забота о палестинцах. Они одержимы слепым фанатизмом и антисемитизмом и выступают не за палестинцев, а против Израиля, в котором якобы нарушаются права человека. На самом же деле права человека там соблюдаются во много раз тщательнее, чем в любой стране Ближнего Востока. Однако «борцов за права палестинцев» всё это не интересует. Они уподобляются нацистам  30-х годов, которые тоже начинали с бойкота еврейских магазинов.

Пользуясь пассивностью официального Израиля, Евросоюз создал комиссию юристов, которая пришла к выводу, что бойкот поселений соответствует нормам международного права. Это придало мощный импульс кампании бойкота и санкций.  И вот, вслед за бойкотом сельхозпродукции объявляется бойкот на косметику, и прочие продукты, изготовленные из сырья Мертвого моря. А затем уже начинается бойкот научных и культурных мероприятий:  академический бойкот Израиля, организованный Британским комитетом университетов Палестины; бойкот фестиваля в Эйлате и пр.

Согласно международному праву и военному делу ОККУПАЦИЯ — это временное занятие вооруженными силами территории противника, насильственный захват чужой государственной территории, временное пребывания войск одного государства на территории другого государства в условиях состояния войны между ними. Почему не потребовать ответа у тех, кто считает Западный берег оккупированной территорией, у какого государства захватил Израиль территорию, которую насильственно удерживает без малого полстолетия? Нам представляются обвинения Израиля в оккупации и нарушении прав палестинцев клеветой. Против организаций и лиц, распространяющих данные клеветнические утверждения, должны подаваться судебные иски.

Не понятно, на каком основании ООН, ЕС и Лига арабских государств  требуют от Израиля спустя почти полвека (!) немедленно отступить к несуществующим довоенным границам. Почему освобожденные в боях с напавшей на Израиль Иорданией  Иудею, Самарию и пол-Иерусалима надо теперь даровать «угнетенным» палестинцам? Ведь упредительный удар был нанесен по Египту, а не по Иордании и, следовательно, не может служить основанием для того, чтобы считать Иудею и Самарию оккупированными территориями. Избранный Израилем путь: «мир в обмен на территории» — это дорога в никуда, тем более, в условиях «арабской весны», давно уже перешедшей в пылающую огнем «исламскую зиму». Помнит ли руководство страны, что Израиль – это символ защиты и оплота еврейского народа?

Литература:

Израильтяне не решились снова почувствовать себя сильным народом

http://club.berkovich-zametki.com/?p=4457

Высокопоставленный израильский политик: «Палестинское государство» — на фоне «арабской весны»?!

http://club.berkovich-zametki.com/?p=4376

Кто добивается нового «замораживания», а кто — строит

http://club.berkovich-zametki.com/?p=4566

Интифада уже началась — экономическая

http://club.berkovich-zametki.com/?p=4311

Политики Нью-Йорка против бойкота израильской продукции

http://www.israel7.ru/News/News.aspx/150669#.UYfmQeLwDyA

Еда из Израиля: брать или не брать?

http://www.svoboda.org/content/article/24537676.html

Канадские евреи борются с бойкотом израильских товаров

http://www.israel7.ru/News/News.aspx/149586#.UYflhuLwDyA

От бойкота Самарии — к бойкоту всего Израиля

http://www.7kanal.com/news.php3?id=280723

Военно-полевой бойкот

http://i-r-p.ru/page/stream-event/index-22986.html

Глава EuroPalestine, призывавшая к бойкоту израильских товаров, предстала перед судом

http://newsru.co.il/world/20jun2011/zemor702.html

Евросоюз отказался от бойкота израильских товаров

http://www.jewish.ru/news/world/2012/12/news994313345.php

Юристы разрешили ЕС бойкотировать продукцию поселений

http://www.jewish.ru/news/world/2012/07/news994309176.php

Датская фирма оправдывается за продажу израильских товаров

http://www.jewish.ru/news/world/2013/04/news994316714.php

ЮАР бойкотирует израильские товары

http://www.jewish.ru/news/world/2012/08/news994310619.php

Приложение.

Предлагаю вашему вниманию отрывок из открытого письма проф. Мирона Амусьи известнейшему  астрофизику Стивену Хокингу, который отказался от приглашения президента Израиля Ш. Переса участвовать в работе конференции «Встречая Завтра. Хокинг присоединился, тем самым, к организаторам международного бойкота Израиля.

«Наивность Вашей аргументации не приехать в Израиль для участия в работе ежегодной президентской конференции «Встречая Завтра» удивительна. Цитирую Ваше обращение к президенту Израиля Шимону Пересу: «Я получил ряд электронных писем от палестинских учёных. Они единодушны в том, что мне следует уважать бойкот[i]. В связи с этим, я должен отказаться от участия в конференции». Скажите, профессор Хокинг, мне и другим людям, как, путём присоединения к несправедливому и необоснованному реальными фактами бойкоту, Вы будете способствовать установлению мира на Ближнем Востоке или даже во всем мире. Как Вы улучшите образования и уровень жизни “палестинских учёных” и обычных людей, которые «страдают» под «игом Израиля». Может быть, так же, как некоторые люди с политическими взглядами, подобными Вашим, поступили в отношении Республики Южной Африки — просто уничтожив процветающую страну? Надеюсь, что Вы и Ваши сторонники, в случае с Израилем, проиграете навязываемую ему битву.

Кстати, Вы и научные задачи решаете под давлением потока электронных писем? В рассматриваемом случае с Израилем их авторы представляют как максимум только одну сторону векового конфликта. Я же всегда полагал, однако, что учёный должен принимать решения о научных и ненаучных вопросах лишь после всестороннего анализа реальных фактов вместо принятия односторонних «единодушных сообщений электронной почты». Увы, в Вашем случае, я оказался в корне неправ. На мой взгляд, когда Вы принимали свое решение, факты Вас вообще не беспокоили. Я утверждаю, что Вы не знаете реальной ситуации не только здесь, в Израиле, но в гораздо большей части мира. В противном случае Вы бы не отвергли приглашения “голубя” Переса, тем самым чрезвычайно укрепляя доводы его многочисленных противников и вступая в ряды примитивного уровня антисемитов.

Я позволю себе заявить, что все слухи о страданиях так называемых палестинцев есть полная ложь и чистая низкого уровня пропаганда. Сам факт, что такой большой учёный, как Вы, “проглотили” эту пропаганду меня опечалил. Он указывает на что-то в корне неправильное в Вашей способности анализировать реальную ситуацию в конкретном месте. Если такое случается с Вами при анализе фактов в обыденной жизни, почему мы должны верить Вам в дискуссиях обо всей Вселенной? Это просто невозможно. Допускаю, что именно такое отношение к фактам повлекло к Вашим проигрышам нескольких пари по научным вопросам?

Покажите мне одного араба в Израиле или в так называемой палестинской автономии, который был бы лишён права на образование. Даже террористам в тюрьме предоставляется возможность окончить университет во время отбывания ими срока заключения, не платя за это ни шекеля. Покажите мне хоть одного способного палестинского араба, который был лишён права заниматься научной деятельностью. Покажите мне даже минимальное проявление антиарабского апартеида здесь, в Израиле. Бьюсь об заклад, у Вас нет таких примеров, и я уверен, что моё пари куда более надежно, чем Ваше, по поводу, например, существования бозона Хиггса, которое Вы, как известно, проиграли, когда он был открыт в 2012 году.

Арабы в Израиле могут свободно использовать свой собственный язык, который принят в качестве второго государственного языка в Израиле. Они имеют представителей в Парламенте, могут следовать своей, мусульманской или любой другой, религии, работать и приобретать профессии, а также получать медицинскую помощь на равных основаниях с евреями. Они могут жить там, где они хотят, и получить очень хорошее образование. Все это так же далеко от апартеида как пределы нашей Вселенной от Земли. Не видеть этого может только глупый или предвзятый человек. Вы ведь ни то и ни другое, не правда ли? Так почему Вы делаете шаг, который столь опасен для Вашей же репутации? Я не упоминаю проблемы, которые Ваше решение создаёт для Израиля, так как евреям как единой нации удалось пережить Вавилонское пленение, оккупацию римлянами и так далее, предательство и измену столь многих, Холокост и пять войн только в течение прошлого века. Так что же после этого означает Ваш отказ от приезда и весь этот бойкот, для Израиля и евреев? Это же ничто по сравнению со всеми предыдущими нашими трудностями и страданиями. Но для Вас это значит многое. Это далеко не столь безобидно, как проиграть пари на тему о том, находится ли в центре данного созвездия чёрная дыра или нет».

Источник: http://club.berkovich-zametki.com/?p=4682

 

Опубликовал: Аврутин Марк
Категория: Публикации

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.
Перепечатка разрешена ТОЛЬКО интернет изданиям, и ТОЛЬКО с активной ссылкой на сайт.